Храм святой Екатерины

Исторической справедливостью по культурному наследию.

Екатеринбургская епархия официально отказалась от проекта Храма святой Екатерины. Угроза скверу миновала. Теперь нужно исправлять последствия от попытки восстановить историческую справедливость. В частности, в сфере государственной охраны объектов культурного наследия.

Вместо введения

Вокруг Храма ходит много слухов. Например, что многие памятники архитектуры лишат статуса объекта культурного наследия. Слава богу, это не так. Сегодня проблема с охраной культурного наследия вышла на новый уровень. Мы имеем дело не с уничтожением памятников, а с уничтожением окружающей их исторической среды. Когда рядом с небольшим особняком вырастает 30-этажная «свечка» — это как раз про среду. А когда огромный собор по проекту заслонит собой несколько знаковых памятников, являющихся визитной карточкой города, на исторической среде можно ставить большой могильный крест.

Защитить историческую среду, а памятник от соседства с небоскребом, могут грамотно разработанные зоны охраны. Специалисты в ходе научных исследований делают вывод, что строить, где сроить, на каком расстоянии от памятника, какой высоты и в некоторых случаях, в какой архитектурной стилистике. Где-то строить нельзя в принципе, и в этом месте устанавливается охранная зона или зона охраняемого природного ландшафта. Где-то стройка окажет косвенное воздействие на памятник, и нужно установить разумные ограничение — зону регулированной застройки.

Проблема в том, что зоны охраны часто заказывают сами застройщики, и в таких случаях зоны подгоняются под их желания построить побольше да повыше. В результате особняк и «свечка». Данная проблема не решилась и после 2016 года, когда в закон об охране культурного наследия было введено понятие защитных зон: прилегающей к памятнику территории, в радиусе которой запрещено любое строительство. В городской черте радиус защитной зоны составляет 100 метров и снимается после утверждения зон охраны. Поэтому застройщики, желающие «воткнуть высотку в центре», стали активнее заказывать проекты зон охраны. Разумеется, адаптированные под себя.

Список Моисеевой

В случае со строительством Храма «подгонка» зон под нужды инвестора приобрела циклопический масштаб. Хуже того, при непосредственном содействии управления государственной охраны памятников. Доказательством этому служит письмо, адресованное директору ООО «Уралкомплектнаука» Сергею Тамакулову от 06.04.2018. В письме заместитель начальника Управления Алевтина Моисеева дает пояснения, для каких памятников нужно разработать зоны охраны, что называется, «под храм».

дом Главного начальника_2Сергей Тамакулов прислушался к рекомендациям. В конце января 2019 года в управление был представлен проект зон охраны для Дома главного начальника (пер. Химиков, 2). Разработчик — ООО «Сити-Билдинг». Управление отправляет проект на рассмотрение научно-методического совета. Нужно отметить, что дату и повестку заседаний совета определяет само управление, а решения совета носят рекомендательный характер.

50528144_1024854984373214_3701374799621128192_nКак и ожидалось, проект зон охраны для Дома главного начальника был «заточен» под нужды святой Екатерины. Особенно явно замысел разработчиков проекта виден по желтым «отросткам» (ЗРЗ-1), идущим вдоль набережной и проулка перед сквером. Пространство между ними как раз отводилось под стройку. Члены совета тоже обратили внимание на «отростки» и рекомендовали соединить их концы, образовав треугольник. Управление приняло рекомендации совета и отправило проект на доработку.

дом купца Козицына и дом старых большевиковМожно было подумать, что забота о культурном наследии восторжествовала. Оказалось, нет. Ситуацию прояснил ответ на запрос одного из жителей Дома старых большевиков (ул. 8 Марта, 1). С помощью юриста сообщества «Парки и Скверы» Ксении Баклановой он попросил управление предоставить информацию относительно защитных зон своего дома. Управление ответило, что защитные зоны у его дома… отсутствуют, так как 5 апреля 2016 года были внесены изменения в законодательство, согласно которым «в отношении ОКН, включенного в реестр, требования к установлению границ защитной зоны не применяются в случае расположения такого объекта в границах предусмотренных пунктом 2 статьи 34 Федерального закона № 73-ФЗ зон охраны другого объекта культурного наследия». Проще говоря, если охранные зоны одного памятника «накрывают» другой памятник, то защитные зоны в отношении последнего перестают действовать.

pp197_24_04_2019_Вайнера 1В нашем случае Дом старых большевиков был «накрыт» зонами охраны Дома купца Козицына (8 Марта, 3), утверждены приказом №46 от 20.02.2019. Зоны просто аномального масштаба и «накрывают» еще и Дом главного начальника, проект зон охраны которого был показательно отвергнут на совете.

Проект ПЗО_Дом_глав_ начальника_Tom_2_kniga_2_Страница_29-minАномален в «козицинских» зонах не только масштаб, но и содержание. Например, в зоне регулируемой застройки (ЗРЗ) №4, где находится скверик областной больницы, можно строить подземные сооружения транспортной и инженерной инфраструктур с наземной частью в 4 метра. Проще говоря, выезд с подземной парковки. А в ЗРЗ-3 разрешен капитальный ремонт и реконструкция существующего пятиэтажного дома (пер. Химиков, 4) и строительство подземного паркинга. Непонятно, для кого собираются строить паркинг: для нынешних жителей пятиэтажки или для будущих? А в ЗРЗ-2, которую «натянули» на памятники, разрешили строить капитальные объекты высотой до 11,5 метров. Опять же для кого?

Впрочем, процесс разработки зон охраны для дома Старых большевиков продолжился. Честно говоря, этот момент я не совсем понимаю. Зачем разрабатывать зоны охраны, если «козицынская аномалия» успешно справилась с действием защитных зон? Но тем не менее. Акт экспертизы ПЗО для 8 Марта, 1 был опубликован на сайте управления 15 апреля 2019 года. Акт вышел «слепой», то есть без графической части (карты) и координат поворотных точек. Но текстовая часть акта во многом дублирует экспертизу «Дома Козицына»: та же подземная парковка и то же строительство до 11,5 метров. Из нового только зона регулированной застройки с разрешенным строительством до 5 метров. Но без графической части трудно понять, где это. Акт прошел стадию общественных обсуждений, приказ об утверждении зон находится на подписи у начальника управления. Пока не подписан.

Возможность публиковать «слепые» акты экспертиз зон охраны позволяет пробел в законодательстве. Согласно пункту 29 и подпункту «а» пункта 26 положения о государственной историко-культурной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 15.07.2009 № 569 управление размещает на официальном сайте заключение экспертизы исключительно с теми документами и материалами, которые указаны в приложениях к такому заключению, направленными в управление. Иными словами, если эксперт не прикладывает графику с координатами, ничего с этим не поделать.

Впрочем, бывают случаи, когда на сайте управления рассматриваются «зрячие» экспертизы. Так было с памятником по адресу ул. Вайнера, 1. Единственным, у которого в 2018 году были утверждены зоны охраны. Оказалось, что святой Екатерине они не угодны, и их следует пересмотреть. Вайнера, 1 находится вдалеке от Храма и может показаться неубедительной связь Храма с памятником. Но не будем забывать, что, кроме Храма, проект предполагает строительство многоэтажного жилого комплекса с подземной парковкой. И как раз ее, парковку, прежние зоны охраны не позволяли строить. В новом проекте такие ограничения сняты. А «зрячий» акт экспертизы, полагаю, был представлен для отвода глаз: зоны регулируемой застройки в новом проекте шире, чем в предыдущем: вроде как в интересах культурного наследия.

Во время общественных обсуждений экспертизы ПЗО Вайнера, 1 мы направили замечания, главным из которых была нецелесообразность замены зон, утвержденных только в прошлом году. Позиция управления — замена зон охраны связана с необходимостью исправления картографической ошибки: мол, проектировщики определяли поворотные точки с использованием карт масштаба 1:500, а не с помощью с помощью геодезических приборов. Поэтому нужен новый проект зон охраны и вместе с ним в новый проект затесалось разрешение на подземную парковку и увеличение высоты разрешенного строительства с 17 до 37 метров.

Вместо заключения

В законе об охране памятников 73-ФЗ есть статья за номером 29, в которой перечислены принципы проведения историко-культурных экспертиз: гласность, презумпция сохранности памятника, полнота информации, предоставляемой эксперту и независимость эксперта. Чтобы ответить на вопрос, соблюдены ли данные принципы, посмотрим на всю цепочку взаимоотношений: «Управление- Застройщик-Разработчик ПЗО-Независимая экспертиза-Управление». Последовательность получается следующей:

  1. Застройщик обращается в Управление за консультацией и получает ее.
  2. На основе консультации, полученной в Управлении, застройщик заказывает проект Зон охраны у частной компании и оплачивает ее услуги. В разработанном проекте учтены пожелания застройщика.
  3. Компания-разработчик направляет проект зон охраны на независимую экспертизу. Сама подбирает экспертов, предоставляет материал, который ранее готовила в интересах застройщика и оплачивает экспертизу из средств, ранее полученных от застройщика.
  4. Эксперты представляют «слепой» Акт экспертизы в Управление, в котором рекомендуют одобрить проект зон охраны. «Слепой» акт экспертизы затрудняет подачу замечаний для общественников.
  5. Управление принимает Акт экспертизы, в котором полностью учтены интересы застройщика, которому Управление ранее оказывало письменную консультацию по разработке Зон охраны.

Еще раз: гласность, презумпция сохранности памятника, полнота информации, предоставляемой эксперту, и его независимость.

 

Александр ЗЫКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.