Баня на Куйбышева

Часть 1. Снос как способ скрыть аферу

Прошлый 2018 год в Екатеринбурге был богат на сносы исторических зданий. Одним из наиболее заметных в этой трагической череде стал снос бани на Куйбышева. Запомнился он тем, что общественники боролись за здание до последнего: дважды подавали заявление на включение в реестр выявленных памятников, публично говорили о коррупции при приватизации здания и дважды физически останавливали снос. Прошел почти год. Мы ничего не забыли, и весь собранный материал будет приложен к заявлению в следственный комитет. Кроме того, мы хотим рассказать об исторической ценности Бани и показать на ее примере, как трудно поставить на госохрану какой бы то ни было исторический объект в современном Екатеринбурге.

История создания.
Общее отделениеСтроительство бани пришлось на период активной перестройки города. В конце 1920-х Свердловск ожидало укрупнение жилых кварталов, расширение улиц и преобразование площадей. Сенную площадь переименовали в площадь 1 Мая и превратили в полигон для архитекторов-конструктивистов. «Центральные городские бани» на данном полигоне стали первым зданием нового типа.
Строительство бань стало непростым вызовом для архитектора В.И. Смирнова, прибывшего в Свердловск в 1926 году из Томска. У недавнего выпускника Сибирского технологического института многое получилось. Удалось разместить банный комплекс в квартале с плотной фронтальной застройкой, гармонично вписать его в окружение в виде купеческих усадеб и особняков. И даже сделать баню архитектурной доминантой квартала, перехватив эту роль у усадьбы Рязановых, главный дом который был к тому времени перепрофилирован в общежитие для работниц ткацкой фабрики им. Ленина.
Рязановская усадьба не только отошла на второй план в визуальном плане, по сути она стала основой для бани. К 1889 году владения купцов-золотопромышленников простирались на треть квартала и включали в себя два дома на углу Сибирского проспекта и ул. Златоустовской, ныне ул. Куйбышева и ул. Р.Люксембург. Было принято решение их перестроить. Общее отделение воздвигли на фундаменте и стенах одноэтажной постройки сер ХIХ в. Дом нарастили вторым этажом и с обеих сторон фланкировали одинаковыми пристройками. Здание номерных бань на ул. Р. Люксембург было выстроено на фундаменте и стенах двухэтажного кирпичного дома конца ХIХ в. Корпуса возвели с использованием железобетонных перекрытий.
В 1928 году два сблокированных под прямым углом корпуса образовали внешне единое здание, заведенное под общую крышу с единым уличным фасадом. Благодаря фасадам удалось добиться двух вещей: гармонично вписать баню в окружающую застройку и визуально выделить ее из общего ряда.
Гармонии с окружением удалось достичь благодаря классической трехчастной симметричной композиции с доминирующей центральной частью в форме портика. Выделить здание позволил строгий и лаконичный облик, характерный для авангарда. Ритмический ряд плоских лопаток чередовался с осями высоких прямоугольных окон в простенках, контрастируя с плоскими протяженными фасадами. Геометрическая определенность композиции и тектоника объекта была подчеркнута цветом. В архитектуре подобное сочетание черт раннего авангарда с композиционными приемами классицизма именуется протоконструктивизмом.
Скупую лексику фасадов оживляли барельефные надписи фасадов – «новые пролетарские орнаменты». На фризовой части портика пропускной бани «Бани. 1926 – 1927». Ниже в интервале между 1 и 2 этажами «Женские. Мужские». В Екатеринбурге это был первый случай разделения отделений на мужское и женское. В корпусе номерных бань на фризовой части портика красовались надписи «Бани. 1926 — 1927» и между 1 и 2 этажами над входом «Номера». К моменту сноса сохранилась только часть надписей: «Бани. 1926 – 1927» на пропускном отделении и даты «1926 — 1927» в бывшем отделении номеров.
Подобные фасадные решения, включая «новые пролетарские орнаменты» В.И. Смирнов совместно с архитектором В.Дубровиным применил при строительстве «Центральной гостиницы». Как можно заметить между зданиями много общего: фасадные решения, архитектор и слово «Центральные» в названии. Впрочем, если бы строителям удалось реализовать проект механической прачечной инженера Макарова, «центральными» бани могли и не стать. Однако проект оказался столь авангарден, что строительные технологии тех лет не позволили его воплотить. Произойди обратное, «Центральные городские бани» именовались бы банно-прачечным комбинатом.
Внутри баня была столь же проста и лаконична, как и снаружи. Кто бывал в этом заведении, не мог не заметить, что в общем отделении было невозможно заблудиться. Настолько проста и понятна была его планировка. Внутри была воплощена идея перетекающих пространств. Использована каждая возможность для объединения и расширения пространства, дающее чувство простора. Подчеркнуто крупная разрезка окон позволяла добиться хорошего естественного освещения. А опоры, балки перекрытия и профилированные тяги также являлись элементами оформления интерьеров. Нельзя не отметить и качественную систему вентиляции, особенно в парной. Сейчас мы привыкли к таким явлениям как бесперебойная подача воды, механизированная парная и душевые кабины. Но в конце 1920-х это было настоящими достижениями в коммунальном хозяйстве. И баня на Куйбышева стала первой, где они были внедрены.
В целом, простая внешность и столь же простая и ясная внутренняя организация , масштабы, соразмерные человеку, отсутствие излишней роскоши декораций, устраняли какую бы то ни было преграду для посетителей. Это был один из первых банных комплексов, архитектура которого создала аналог для дальнейшей творческой интерпретации в проектировании бань. Аналог, который не удалось сохранить.

Александр ЗЫКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.