Тернистый путь памяти

9 Эти останки извлечены из одного небольшой пробного шурфа.История кровавого террора большевистской власти против населения бывшей Российской империи — тема, уже неоднократно описанная и освещенная в многочисленных статьях, книгах, телепрограммах и фильмах. Однако, несмотря на активный интерес к ней в конце 80-х и в 90-х годах минувшего века со стороны не только историков, писателей, кинематографистов, философов, художников, юристов, но и широкой общественности, сегодня, в преддверии третьего десятилетия XXI века, история репрессий по-прежнему выглядит так, словно бы она и не открывалась – ее берегов по-прежнему не видно. Более того, сегодняшняя российская действительность преподносит нам немало примеров прямого отката назад. Об одном из них мы и расскажем.

Если ненадолго отвлечься от развязанного коммунистической диктатурой террора, то наша история началась в 1968 году, когда на 12-м километре Московского тракта вблизи Екатеринбурга (в то время – Свердловска) при строительстве спортивной базы «Динамо» была обнаружена страшная находка. Ковш экскаватора, которым бригада вела подготовительные земляные работы, поднял на поверхность груду костей. Наличие среди останков человеческих черепов не оставляло сомнений — на этом месте находилось никак не обозначенное захоронение людей.
Прервав работы, строители вызвали милицию. Однако прибывшие на место сотрудники тут же определили: данное погребение за рамками их компетенции. А вызванные следом представители КГБ, осмотрев останки и территорию, приказали зарыть все обратно и взяли со всех членов бригады подписки о «неразглашении государственной тайны», пригрозив за нарушение карами «по всей строгости закона».
Много лет спустя, после завершения «пятилетки пышных похорон», когда генсеков ЦК КПСС торжественно провозили по столице на орудийных лафетах с периодичностью раз в полтора-два года, началась знаменитая во всем мире «perestroika». Новый генсек, самый молодой в то время член ЦК Михаил Горбачев предпринял попытку придать «социализму» «человеческое лицо», не меняя сути системы. Однако даже самое малозначительное ослабление железной хватки власти на горле общества вызвало начало процессов, очень скоро вышедших из-под государственного контроля и завершившихся распадом СССР.
Именно в это время, когда вследствие декларированной партией новой политики «гласности» отовсюду сначала тонкими ручейками, быстро превращающимися в стремительные потоки, начала просачиваться информация о преступлениях большевистского режима, на фоне массовых сообщений о сталинском терроре возникло общество «Мемориал», провозгласившее своей основной задачей восстановление имен и увековечение памяти невинных жертв невиданного в истории террора. Тогда и просочились в общий доступ сведения о гигантской могиле на Московском тракте.
«Мемориал» изначально создавался не как единая организация, а скорее как общественное движение, объединяющее своими целями множество групп из разных городов страны. Одной их первых организаций в Советском союзе стал «Свердловский Мемориал», который, разумеется, первым проявил интерес к массовому захоронению на 12-м километре.
Первоначально обновленная политика государства вполне благоприятствовала деятельности «Мемориала». На самом высшем уровне принимались решения и постановления о способствовании изучению событий эпохи «большого террора», расширенным потом во временных границах на все годы «советской власти». Были открыты недоступные ранее государственные архивы. Важно отметить, что и спецслужбы в этот период по большей части стремились дистанцироваться от доставшегося им наследия внутренней политики ЧК-НКВД и всячески содействовали общественным организациям и даже частным лицам в их исследованиях (которые точнее было бы назвать «расследованиями») массовых убийств невинных граждан. Поэтому на стыке последних десятилетий ХХ века Свердловскому Мемориалу совместно с другими некоммерческими организациями и энтузиастами удалось проделать колоссальную работу по установлению имен двух десятков тысяч захороненных на 12-м километре людей, найти родственников многих из них, ничего не знавших до того времени о судьбах своих пропавших родителей, братьев, сестер, дедушек и бабушек, восстановить тысячи биографий, в том числе выдающихся личностей и граждан других государств, буквально стертых из истории страны безжалостными руками палачей. Были опубликованы многочисленные статьи, изданы книги, сняты документальные фильмы и телевизионные передачи. Проведено множество экскурсий для школьников и студентов, организованы и проведены конкурсы работ старшеклассников на темы истории репрессий, сотни лекций, бесед, выставок и кинопоказов.
Однако до удовлетворительной картины даже в те времена было довольно далеко. Несмотря на настояния «Мемориала», исследований захоронения на 12-м километре проведено так и не было. Ограничились пробным шурфом площадью около 1 м2, в котором были обнаружены останки 31 человека. Эти останки были перезахоронены на месте будущего мемориального комплекса с возданием соответствующих почестей. Одним из литовских граждан был также установлен крест в память его родственников, после оккупации Литвы расстрелянных в Свердловске и похороненных на этом месте. Затем начались совсем уж странные события.
По решению властей разных уровней на месте захоронения был создан Мемориал памяти жертв политических репрессий. Весь процесс – от проектирования до строительства – был практически закрыт от общественности, все решения принимались во властных кабинетах, и результат был представлен как уже свершившийся факт. При этом реальная могила ранее извлеченных останков, а также литовский крест попросту бесследно исчезли. Лишь благодаря Мемориалу удалось вывезти и сохранить дверь от тюремной камеры, выброшенную как мусор, и представленную сегодня в экспозиции музея Ельцин Центра. Возведенное здесь сооружение, вроде бы предназначенное для музея истории репрессий, было лишено элементарных удобств, а менее, чем через год, дало просадку, превратившись в аварийный объект. В плане не оказалось ни скамеек, ни какого-либо навеса от дождя, что для родственников расстрелянных, в подавляющем большинстве пребывающих уже в преклонном возрасте, создавало, конечно же, дополнительные трудности. Несмотря на проходящий рядом тракт, близ комплекса отсутствуют остановки общественного транспорта. И что самое, пожалуй, удивительное – по сей день даже не определены границы захоронения!
С момента создания Мемориального комплекса утекло уже немало воды и произошло немало событий, в большинстве своем имевших жирный знак «минус». Параллельно со сжатием независимых СМИ и ограничениями прав граждан, включая свободу слова, в России началась откровенная реабилитация сталинизма. Деятельность многих общественных организаций, занимающихся историей репрессий и увековечиванием памяти жертв, оказалась практически парализована.
А сегодня серьезная опасность нависла и над самим местом захоронения. Во властных структурах рассматривается вопрос о строительстве на этом месте нового грандиозного биатлонного комплекса. И снова тема определения хотя бы границ гигантской могилы даже не рассматривается. Чрезвычайно высока вероятность, что строительство вновь будет осуществлено на костях жертв террора, которые в результате этого будут казнены повторно.
Совещания, слушания, проектирования и прочие мероприятия власти и заинтересованного бизнеса по данной теме снова идут кулуарно с целью максимально ограничить участие общественных организаций в решении вопроса. В частности, активисты Мемориала не допускаются даже к участию в тематических телепрограммах, печатные СМИ также для них закрыты. Огромный массив важнейших сведений, накопленный за многие годы работы, оказывается сегодня на самой периферии внимания чиновников, принимающих столь значимые решения.
В связи со сложившейся ситуацией мы начинаем серию публикаций, посвященных этому скорбному месту, в надежде, что они поспособствуют должному уровню уважения к памяти наших погибших сограждан со стороны чиновников и застройщиков.

Андрейс АБОЛС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.