«Компромата нет», но…

— Извините, мне назвали ваш телефон. Вы Зыков?
— Да, слушаю Вас.
– Мы родом из Ачита. Моего отца забрали на войну сразу, хотя в семье было 7 детей, мал-мала-меньше …
— Извините, как Вас зовут?
— Татьяна Дмитриевна Долинова. И отец – ДОЛИНОВ Дмитрий Александрович. Пришла бумага, что он погиб в 1942 безвестно, а где?
— Говорите, что осталось 7 детей. А старший какого года?
— 1926 года, Борис…

Такой телефонный диалог состоялся на днях. Я уже предчувствовал: маловероятно что-то найти по пропавшему без вести в начальный период войны. И поиски подтвердили мои предчувствия. В Донесении из Ачитского РВК от августа 1946 г. говорилось о 211 солдатах из Ачитского района, связь с которыми у семей была утеряна. Военком направлял в Москву эти сведения, проведя предварительно проверку с подключением соответствующих органов по каждому. Среди них был и младший сержант Долинов Дмитрий Александрович, 1900 года. Последняя весточка от него была в декабре 41-го. Обратного адреса не было. Как требовалось, последняя графа в именных списках: наличие компрометирующих материалов. И у него, как и у других, одна фраза «компромата нет». Эти данные еще перепроверялись в столице. Перестраховка с недоверием.
Эта фраза, говорящая о благонадежности солдата, с опозданием на годы давала возможность получать крохи на поддержание детей-сирот, а также открывала ворота для включения павшего в Книгу памяти в год 50-летия победы, но… Но с пятнышком подозрительности от местных чиновников-солдафонов, которые решили и тут перестраховаться, и вопреки установке Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 марта 1991 г. «Об увековечении памяти погибших при выполнении конституционной обязанности по защите Отечества», его и тысячи других «безвестников» вписали не погибшим воином, а пропавшим без вести. И это даже через полвека после окончания войны, то есть навечно?! Чувствуете разницу? Такая судьба у отца семейства. А сколько было переживаний у вдовы — Анастасии Романовны — от такого клейма у мужа. Старое поколение детей войны это помнят. Хорошо, что семья дочери Татьяны установили на Широкореченском кладбище гранитный памятник с именем отца рядом с матерью. Не безымянным стал он на земле Российской.
А что известно о старшем сыне Борисе? И хотя о нем его сестра Татьяна не просила меня, я сделал поиск. Слава Богу, его не обнаружил среди павших. А среди отмеченных персональными наградами он БЫЛ! Первая награда — медаль «За отвагу» получена была 27 апреля 1945 года. Гвардии ефрейтор ДОЛИНОВ Борис Дмитриевич в уличных боях за г. Вена 11 апреля взял в плен трех немецких солдат с пулеметом. И вторая медаль «За отвагу» получена за бой 25 апреля, когда он вынес с поля боя 3-х раненых в трудных условиях горно-лесистой местности на высоте 935 метров в Австрии.
На этом можно было бы и поставить точку. Но, делая поиск, непроизвольно пришлось коснуться некоторых Долиновых из Ачита. Все они так или иначе имели родственные связи. Вот история награды Долинова Дмитрия Дмитриевича. Был сержант дважды тяжело ранен: в 1942 и 1944 годах. Служил командиром орудия минометного расчета 142 гв. стрелкового полка. Признан инвалидом. Уже после войны на комиссованного гвардейца военком Ачитского района капитан административной службы Фоменко сделал представление к награждению медалью «За боевые заслуги». А Военный Совет УралВО оценил по другому подвиги: вручили солдату орден Славы 3-й степени!
Просматривая Книгу памяти. Свердловская обл., том 4 (Ачит…), обратил внимание на записи рядом с Дмитрием ДОЛИНОВЫМ. Перед Дмитрием странная фамилия: ДОЛЖНОВ Сергей Федорович … умер от ран 18 ноября 1941 г., захоронен в Ярославле. И ниже Дмитрия тоже Сергей Федорович, тоже умер от ран 18 ноября 1941 г. и тоже захоронен в Ярославле. Но фамилия – ДОЛИНОВ. Проверка показала, что Должнов — это ошибка. Такого солдата не было. Вышел на описку. В Электронной книге памяти можно поправить.

А.З.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.