Чего мы боимся?

Или вся правда о настоящей безопасности.

В феврале 2019 года мы разработали и опубликовали тест по безопасности.

подъездНам часто приходилось встречаться с фейками про «котят у школы» и «угощения конфетками», с родительскими страхами о похищениях и домогательствах, и увы, с реальными историями одновременно, в том числе историями насилия, и жестокого насилия. А также с каждодневными рассказами о травле.

Нам приходилось развенчивать мифы об опасных незнакомцах и раз за разом говорить, что важнее не степень знакомства, а умение оценить опасность любой ситуации, ведь многие реальные истории насилия исходили от знакомых, старших сверстников и даже от близких людей.

Поэтому мы решили проверить нашу гипотезу — так ли нереальны родительские страхи и какие механизмы реальной защиты (просвещение, наставничество, тренинги и так далее) лучше?

В тесте было более 20 вопросов, он был для тех, кто готов отвечать долго и терпеливо. Сразу хочу сказать, мы его обязательно повторим — подготовим вопросы с социологом, а может, для его разработки возьмем нескольких психологов.

Опрос для подростков было проводить еще сложнее, поскольку в нем был пункт о том, что тестирование разрешает родитель, отвечающие были явно из семей с высокой степенью доверия, а значит — в большей безопасности, но даже их ответы заставили нас задуматься.

О страхах и реальных опасностях

Первые вопросы были о том, какие опасности волнуют родителей, а также профилактику каких угроз они могут провести дома, а с какими — обратиться к специалистам. Итак, первое — это волнующие опасности.

Некоторые родители писали в примечаниях, что хотели бы отметить все опасности, увы. Мы и раньше говорили об этом — слишком много в обществе истерии, нагнетании страхов, а как итог — закапсулированные, не умеющие самостоятельно принимать решение дети. Забегая вперед скажу, что насилия стало меньше, а вот нетерпимости его — больше, именно исходя из этой поправки и надо оценивать все новости.

Но вернемся к результатам опроса. На первом месте — травля, буллинг. Он же устойчиво лидирует с большим отрывом в разделе «чему важнее противостоять с помощью специалистов». Потому что проблема есть, а навыка решать — нет. Да и почти невозможно без помощи, если говорить о психологическом насилии, травле. Более того, из-за раскрученности слова «буллинг» на фоне непонимания, что это, происходят разные казусы. В одном случае за буллинг принимают чуть ли не каждый спор и конфликт, раскручивая панику, в другом — даже вопиющие случаи агрессии в школе пытаются замять, ссылаясь, например, на нормы и правила школы, а в худшем случае еще и обвиняя неугодного системе ребенка и грозя отчислением.

А вот с физическим насилием интереснее — нападение сверстников оценивают как опасность гораздо меньше, чем нападение взрослого (60% против 74%). Хотя криминальные сводки говорят об обратном — чаще подростков и детей бьют сами подростки и дети, реже — сверстники старше и еще реже — взрослые. Но миф об опасном незнакомце  укоренен.

На третьем месте страх вовлечения в наркопотребление и сексуальные угрозы и домогательства.

На четвертом месте — страх похищения.

Ну и самое прекрасное, что не может не радовать, — страх кражи совершенно отсутствует (2% указали, что боятся этого). Да! Истории и страхи из 90-х, когда воровали последнее, ушли. На последнем же месте и страх задержания на протестной акции. Все-таки мы не вовлекаем детей в политику.

Из этих самых важных вопросов, по мнению родителей, кроме профилактики травли лучше обратиться к специалистам с еще двумя возможными опасностями:  похищениями и домогательствами. Надо отметить, что страх похищений слишком раздут, в реальности таких случаев очень мало. Из-за этого страха происходит тотальный контроль над детьми с обратным эффектом — законтролированные дети все больше злятся на нарушение их границ и уходят из дома.

За решением, «что делать при травле» пойдут к специалистам почти однозначно, на втором месте — с большим отрывом — хотят научиться у специалистов «что делать при нападении взрослого и при сексуальных угрозах». Это действительно самые сложные темы. Только не забывайте, если «специалист-психолог» советует вам научиться самообороне за 2-4 часа, то это в большинстве случаев профанация. Навыки и умения вырабатывается не сразу, на это влияют и поставленные задачи, и необходимая «память тела».

Решать самостоятельно готовы вопросы про бытовые травмы, ДТП, кражи.

На удивление готовы сами решать и вопросы со знакомствами в сети и опасным контентом. Тут я очень жалею, что не ввели заранее отдельный вопрос про опасности в сети, но предположу, что вопросы, которые легко решать самостоятельно, не настолько пугают. И это тоже хорошо, ведь в интернете действительно безопаснее, чем в жизни, там невозможно убить или покалечить.

Реальны ли опасности?

А вот следующий вопрос совершенно разрушил мою картину мира. Сталкивался ли ребенок с опасностями? Да — всего 54% (но, это — цифра не происшествий, а тех опасностей, о которых известно взрослым). И это просто отличная цифра, если сравнить ее с тем, сколько опасностей в детстве встретили сами родители (79%). Большинство опасностей — драки, буллинг сверстников, чуть с отставанием — буллинг учителей. И опасный контент.

6% указали на кражу ценностей. Но напомню, как опасность, достойную внимания, кражу никто не воспринимает. Да они телефоны чаще теряют, вот еще проблема, часто говорят и при встрече родители.

А вот вторая цифра куда удивительнее — 78% написали, что сталкивались с опасностями сами, в своем детстве. Гораздо большая цифра. И наши подтвердившиеся догадки — как и в случае с другими принципами воспитания мы попыткой тотальной безопасности и контроля за ребенком защищаем его от нашего прошлого.

А там — травля (54%), драки (49%), сексуальные домогательства (16%), бытовые травмы (у 24%), кражи (30%). С последними двумя все ясно — поколение с «ключом на шее» действительно не думало о бытовой безопасности, а 90-е годы, да и 80-е ознаменовались не просто кражами, а ощущениями потери последнего. А вот домогательства…

Тут я немного отступлю от цифр теста. В интернете сейчас набирают обороты истории про опасных взрослых, которые домогаются до своих учениц (если они учителя, наставники), некоторые дела становятся громкими. В этом шуме забываются два очень важных момента — количество домогательств и изнасилований со стороны сверстников гораздо больше (здесь мы опираемся на те истории, которые встретили сами, с которыми работали). Но упорно раз за разом возвращаются к ситуации пострадавший подросток — агрессор-взрослый. Конечно, такие истории тоже есть, но куда важнее говорить об общих принцах безопасности и одновременно о недопустимости насилия не только по отношению к детям, но и ко всем мужчинам, женщинам, без сегрегации.

И учить навыкам универсальным.

Как оценивать ситуацию?

Как я умею говорить «нет», отстаивать себя, понимать чего хочу или не хочу?

Как я могу различить опасность?

А еще — агрессором может быть и знакомый, и сверстник.

Важно, что этот тест показал, выявил просто четко — наши страхи из нашего прошлого.

И эта тревога прорастает корнями из наших ужасов детства, приставаний сверстников и невозможности поговорить об этом, не будучи обвиненными в плохом поведении. Конечно, сексуальные преступления существуют, к большому сожалению, но есть и хорошая новость — мы научились говорить о них открыто, поэтому порой кажется, что их все больше и больше…

Что делать, когда воспоминания из своего детства приносят страхи? Каждый раз, и этот совет применим не только в отношении сексуальных преступлений, вспоминаем:

— чем мой ребенок отличается от меня в этом возрасте?

— какими навыками, лучшим способом выхода из данной ситуации он обладает?

— чем я отличаюсь от своих родителей, что могу сделать для ребенка?

Обычно на этом этапе выясняется, что у наших детей все гораздо лучше с границами, навыками «нет», доверием и просвещением. Но защитить ребенка знаниями — задача родителя, и это отличный способ выйти из прошлых страхов.

Если в прошлом было сексуальное насилие, домогательство или неэкологичный старт половой жизни, лучше проработать эти истории в терапии или переосмыслить, чтобы в разговоре с ребенком можно было общаться не из узкого коридора травмы.

Но интересное в этом тесте нас ждало впереди. Мы сделали заранее 2 формы. В первой можно было по желанию оставить электронную почту, чтобы получить две наших статьи в благодарность, во втором случае — опрос полностью анонимен. В целом ответы совпадали, и мы не придавали этой разнице особого значения, ссылаясь на погрешности. Уже дописывая эту статью, я еще раз проверила разницу между опросниками — отличался только один показатель — если домогательства в основном опроснике указали как опасность из детства 5%, то в анонимном — больше 30% (19% указанная выше — средняя цифра). Но их выбор был более защищенный — отвечать анонимно. Увы, из своей практики консультирования вижу, что самые тяжелые травмы  сексуальные (и сюда же, кроме непосредственно насилия и домогательства, относятся и неудачное начало половой жизни, и агрессивная реакция родителей, и грубые медицинские вмешательства часто тоже), во многом они формируют жизненную стратегию с максимальной защитой и ощущением небезопасного мира. Умение прорабатывать их, а тем более, не попадать в опасные ситуации — один из самых ключевых навыков не только безопасности, но и, самое главное, доверия к миру.

О тьютерах. Следующий вопрос был с подвохом, о наставниках и тьютерах. Он родился у нас из наблюдений о том, как боятся родители взрослых, как напичканы мифами о похищениях и домогательствах, о чем мы как раз говорили выше. Но не все так плохо. Многие тренеры, учителя тоже рассказали, что их подопечные любят засиживаться после тренировки и говорить на сторонние темы, а родители только рады, что ребенок увлечен, и ему интересно в секции или кружке. Наша гипотеза о пользе тьютерства основывалась на двух вещах: информация от надежного взрослого вернее, чем из интернета (а по банальным законам сепарации дети не всегда хотят говорить со взрослыми), ну и ребенок чувствует плечо, чувствует что он не одинок. При этом дети нуждаются в хороших, доверительных отношениях взрослых.

Вот что мы получили. Скорее «да», наставник нужен, сказали 51% и 30% — точно да.

Категорично «нет» не сказал никто

Но просматривая опрос дальше, мы приуныли: не встретился такой человек — ответило большинство, почти 85%.

Рядом с детьми просто нет ярких взрослых? Сама система образования их искоренила?

А как же друзья семьи, психологи, тренера, духовники в конце концов? Куда делись все эти креативные люди, которые каждый день пишут умные мысли в социальных сетях?

Увы, в нашем обществе назрел дефицит наставников и преемственности поколений. И у нас пока на этот вопрос нет ответа, но то, что яркие, интересные, и мудрые взрослые рядом с детьми — огромный вклад в безопасность — мы убеждались уже не раз.

Сексуальное просвещение и безопасность

Тема про сексуальность нас порадовала несказанно — 100% (все!!!) за знания, 82% — за программы сексуального просвещения и разговоры в семье, 18% — за просвещение в семье.

Что же является фундаментом сексуальной безопасности? 82% опрошенных выбрали то, что важнее всего создание позитивного отношения к себе, к телу, к здоровым отношениям, 79% — за важность профилактики физического насилия, 70% — за профилактику домогательств.

А вот что именно важно в разговорах? 56% — считают важным говорить о сексе, не обесценивая его.

Никто (ура!) не против говорить о сексе. Дальше еще прекраснее. «Мне сложно говорить о сексе в положительном ключе, не запугивая» ответили меньше, чем наоборот (37% призналось, что сложнее говорить об опасностях).

Ну, и у 30% нет сложностей. А вот 20% призналось, что рады бы говорить, но подростки сами стесняются их (эх, вот тут-то и нужны программы и тьютеры, ведь и правда, не всегда и не во всех семьях такие разговоры уместны).

Никто не против программ просвещения, более того все за то, что говорить о сексе, сексуальности согласно нормам возраста надо до школы (30%), в начальной школе (35%) и до 14 лет (35%).

Также никто не говорит о том, что нужно исключить тему секса. Просвещение и работу над личными травмами назвали лучше профилактикой по 50%.

Что же можно сказать тут? Глядя на результаты опроса, мне очень хочется похвалить наше поколение родителей, ведь мы большие молодцы в том, как и о чем умеем говорить с детьми.

 

Опасна ли школа?

А вот со школой мнения разделись. Радует, что только 8% назвали саму школьную систему причиной опасности. А 30% не смогли ответить. Самый большой % тех, кто не знает. Может и правда мы сами не знаем, какую школу хотим?

Из опасностей выделили: булинг 90%

Психологический прессинг 50%

Наблюдение за травлей 43%

А из помощи — 57% считают важной помощь и участие учителей.

А вот тест для детей оказался еще более удивительным!

Больше всего детей волнуют буллинг, драки, опасные взрослые (да что ж такое то!)

Все почти легко говорят на тему безопасности со взрослыми, но 47% предпочитают не беспокоить лишний раз.

Об этом стоит задуматься. Ведь часто, когда мы узнаем об опасностях, которые случились у ребенка, мы бежим решить все за него. Хорошим же решением порой бывает доверительный разговор, в котором, уважая силу ребенка, мы поможем ему справиться самому с трудностями, дав нужные навыки.

А еще одним удивительным открытием теста оказалось, что, несмотря на высокую степень доверия (не всякий родитель разрешит тест то наш заполнить!), больше 40% ответы про секс ищут в интернете.

Что нам остается делать? Битву в информационной войне мы уже проиграли, запретить все невозможно, единственное разумное решение — научить детей критически оценивать информацию.

Больше всего хотят говорить они о травле, как с родителями, так и с наставниками, чуть меньше с наставниками про похищения и опасных взрослых, про самооборону.

И самый удивительный ответ — они сталкивались с опасностями гораздо больше, чем мы знаем! 75%. Конечно цифры не совсем объективные. Но все же… Опять же лидеры — буллинг, драки, еще добавилось  непонимание в семье.

Наставники есть у 25%, остальные не встретили. А вот хотят встретить больше 70%

И в заключение. 57% указали на то, что в школе главное — не учителя, а поддержка сверстников. И самое плохое — прессинг и буллинг.

Пожалуй, остается только одно — научиться шаг за шагом навыкам выходить из психологического насилия, зачаточных ситуаций буллинга и детей, и взрослых.

А еще учить их самостоятельно справляется с трудностями, просвещать, давать знания, ведь все-все они нам не расскажут, но куда важнее быть уверенным, что смогут и без нас принять верное решение.

 

Анастасия БЕРЕНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.