Базилио в погонах

Прокурор запросил 12,5 лет фитнес-тренеру, оказавшемуся рядом со скучающей девочкой.

Сушко8 ноября в Екатеринбурге должен состояться приговор по резонансному делу в отношении Алексея Сушко, обвиненному в сексуальных домогательствах к ребенку. Этого дня ждут все. Жена и мать подсудимого, которые свято верят в адекватность правосудия и мечтают лишь о возвращении мужа и сына домой. Коллеги и клиенты, несущие постоянную вахту у дверей зала судебного заседания и до сих пор не привыкшие видеть изрядно исхудавшего бодибилдера в наручниках.  И представители общественности, которые с замиранием сердца следят за этим процессом, и на всякий случай держатся подальше от детей и мягких диванов.

Оля

—Я все жду и жду, что еще мгновение, и проснусь, и вся эта история окажется дурным сном… Уже год жду, — Оля Сушко о своем муже может говорить часами.

IMG_4685В квартире у нее уже целый уголок веры. Там их семейное фото и много икон, больших и маленьких. Эта охраняет семью, эта — бережет здоровье, эта — поможет любимому там — за колючей проволокой. Знакомые и друзья везут ей эти символы из разных уголков мира. Особенно почетны иконки из Иерусалима… В квартире Сушко осталась только вера. Вера в справедливость, в невозможность наказания без вины, в некое высшее испытание их семьи на прочность и преданность друг другу.

А еще, в противоположном краю комнаты, подальше от веры, есть уголок юриста, как у практически всех россиян, столкнувшихся с правоохранительной системой страны. Здесь кипы бумаг, разложенных тематически, подшитых в папочки. Оля теперь знает не только основы фитнес-тренировок и здорового питания, она освоила премудрости следственных действий, поведения в судебных залах и коридорах, научилась отправлять передачи в СИЗО и безнадежно требовать свиданий с мужем.

С Алексеем они прожили вместе девять лет. Всякое бывало, притирались, приспосабливались друг к другу, но очень любили свою семью. И сейчас любят. У них было запланировано венчание, так как основы православия — это основы и их семьи. У них 8-летний замечательный сын, который тоже занимается спортом и во всем тянется за своими родителями. В тот день, 18 ноября 2017 года, разрушившем привычный уклад их семьи, Оля с сыном как раз ездили в Невьянск в Храм Николая Чудотворца… Папа с ними не смог поехать, так как был сильно загружен на работе.

IMG_4684

Мы говорим о произошедшем, а за окном льет холодный дождь, изредка перемежаясь редкими снежинками. Золотая листва близлежащего парка уже потускнела. Легкое позвякивание задетых оставленной без внимания кошкой игрушек. Стоп… Новогодних игрушек. Во всей своей красе, высокая и пушистая, в комнате стоит новогодняя елка. Под ней — не распакованные подарки.
— Сын не знает, что случилось с папой, — неловко пряча слезы, говорит Оля. — Не могу ему такое сказать. Я сначала думала, что пару часов, и Алексея отпустят домой. Потом, что пару дней… Потом — недель… Уже почти год я вру ребенку, что папа уехал на учебу, что у них в загородном лагере нет связи, нельзя позвонить, только написать письмо. А Миша (имя изменено — прим. ред.) сказал, что тогда мы елку не будем разбирать, пока папа домой не вернется. Вот и не разбираем…

 

Алексей
В те дни, когда в Верх-Исетском районном суде слушается процесс Сушко, в коридорах всегда людно. Заседания, конечно, закрыты. Но родственники, друзья и клиенты Алексея все равно приходят сюда с раннего утра и сидят до позднего вечера. Все это делается ради нескольких секунд, когда конвой торопливо проведет тренера, закованного в наручники, из одного помещения в другое. Всех, конечно, на эти мгновения приставы отгоняют на лестницу, но его оттуда все равно хорошо видно. И люди кричат ему слова поддержки, он в ответ улыбается, держится молодцом. Клиентки всех возрастов поднимают руки и показывают парню свои ладони, на них — сердечки, нарисованные красным маркером.
— Он должен понимать, что сердцем мы с ним и его семьей, что мы верим в его невиновность, — объясняет Елена Демченко, клиентка клуба. — Это человек потрясающей воспитанности и порядочности. Для нас он как три «С»: спорт, семья и сын.
Сушко2Впрочем, то, что Алексей не совершал вмененного ему преступления, очевидно всем: от близких людей до судебных клерков. Даже сотрудники СИЗО на полном серьезе посоветовали жене подсудимого засудить и их работодателя, а заодно и правоохранителей, и государство, позволяющего перемалывать судьбы невиновных людей жерновами правосудия. Во дворе суда, при многочисленных перекурах, только и говорят о том, что бывают же такие недоразумения…
«Недоразумение», произошедшее 18 ноября прошлого года, до сих пор вызывает много споров. Споров о том, стоит ли заходить в лифт с незнакомым ребенком, или (упаси бог!) садиться рядом с ним на диване в каком-нибудь общественном месте?
— Я в маленьком уральском городке зашел в магазин после работы, — рассказал Владимир Мельников, местный заводчанин. — Ко мне подошла 12-летняя девочка и попросила купить сигареты. Я, как нормальный папаша таких же оболтусов, послал ее подальше с подобными просьбами. Знаете, что она мне зловещим шепотом на это сказала? «Сигареты купи, дядя, а то я сейчас заору на весь магазин, что ты меня лапал». Это было так неожиданно, что купил… До сих пор себя как оплеванный чувствую.
… Алексей на диван к ребенку не садился, он там уже сидел, когда Настя (имя изменено) села рядом. Видео их «посиделок» находится в свободном доступе в интернете. Даже при самом пристальном и многочисленном просмотре этих 20 минут, вы вряд ли найдете там что-то преступное или хотя бы подозрительное. Тренер заполняет журнал тренировок на своем обычном для этого занятии месте. Рядом садится девочка, которая все это время мается от безделья. Алексей так увлечен писаниной, что ребенка просто не видит. Он что-то считает на калькуляторе в телефоне, думает, записывает. К нему подходят люди, он перекидывается парой слов, с мужчинами здоровается за руку, слегка приподнимаясь навстречу. Все. Потом уходит на тренировку.

Что случилось в «Я-Фитнес»?
Изначально у следствия существовала только одна версия произошедшего в фитнес-центре, по данному лекалу и формировалось уголовное дело, в таком виде оно и легло в основу прокурорского обвинения в суде.
Итак, 18 ноября Лариса Ш. впервые привела семилетнюю дочь на занятия в школу моделей, которая арендовала зал в «Я-Фитнесе». Настя зашла в зал, и мама ушла из клуба. Вскоре девочка ушла с занятия в раздевалку, оделась в верхнюю одежду и два часа томилась в фитнес-центре. Свободные места были на двух стоящих рядом диванах. На одном в ожидании своего ребенка сидела мама девочки из той же Школы модели, что и Настя, ведь дети меняют залы занятий в процессе тренировки, и родительский контроль очень важен. На другом сидел дядя в красной футболке, что-то записывающий в папке. Настя села к дяде. Сидеть было жарко и скучно. Наверное, будущей модели хотелось есть. Девочка вставала и рассматривала автомат с едой. Мамы все не было. Сидевшая на соседнем диване женщина обратила внимание на маявшуюся девочку, но не увидела в ее поведении чего-то подозрительного, что могло бы сигнализировать, что ребенок в опасности или чем-то напуган. Вскоре мужчина в красной футболке ушел, а девочка задремала.
А вот дальше начинается самое интересное. Если смотреть видео с других камер наблюдения, а не только с той, что сняла упомянутые «посиделки», то Лариса Ш., появившаяся ко времени запланированного окончания занятия дочери (это практически через три часа), идет по коридору, высматривая камеры. Вместе с ней пришел ее сожитель, Василий Дьяконов, учредитель фитнес-центра Future Fitness. Настя уходит с ним, а мама идет беседовать с преподавателем из школы моделей. После она уходит. Примерно через час все трое возвращаются. Они заходят к менеджерам и устраивают скандал. По приезду домой Настя рассказала, что здесь незнакомый дядя показывал ей свою «писю» и заставлял трогать этот орган. Все начинают ходить по клубу, заглядывать в туалеты и раздевалки, но девочка не может объяснить, где именно это произошло. Она помнит только, что у дяди много волос и он в красной футболке.
Пока все ругаются, мимо проходит Сушко, уже переодевшийся домой. Он спрашивает у администратора, что случилось и нужна ли помощь. Никто толком ничего не понимает. Алексей советует вызвать полицию. В это время один из директоров клуба начинает показывать видео с камер наблюдения, все замолкают на период просмотра. Попрощавшись, Сушко уходит домой. Первое видео, которое смотрят негодующая Лариса и ее сожитель, как раз то, где Алексей заполняет журнал, а рядом мается Настя. Красная футболка (форма клуба) решает все. Все примеряют на себя роль педофилов, по очереди усаживаясь на место, где сидел тренер, прикрываются журналом, но выглядит это неубедительно. Скрыть что-либо в таком положении невозможно.
Тем не менее, директор телефонным звонком возвращает Сушко в клуб. Конструктивной беседы не получилось. Алексей не понимает, что от него хотят и в чем обвиняют. Дьяконова это злит еще больше. Вместе со своим другом Тихоновым, вызванным на подмогу в разборках, Василий провоцирует тренера на драку, постоянно наседая на него и даже ударив ногой по колену. Все это незаметно снимает на телефон Лариса Ш. Сушко на провокацию не поддался.
Пока участники конфликта спорят и шумят, пострадавшая Настя с удовольствием рассматривает рыбок в аквариуме и радуется повышенному вниманию взрослых в свой адрес. Приехавшая полиция Алексея задержала. Через несколько часов после задержания наконец-то было написано заявление от матери Насти, где, согласно упомянутому видео, появилось более-менее стройное обвинение. Только в этом варианте уже никто не заставлял девочку ничего трогать, просто мастурбировал при ней, прикрываясь журналом тренировок. К слову, прошла неделя в СИЗО, прежде чем Сушко наконец-то объяснили, о какой девочке идет речь. Но он ее, к сожалению, так и не смог вспомнить.
Позже руководство клуба поспешно уволило Алексея, хотя еще вчера директор Меньшиков заверил нас, что все ждут возвращения Сушко в фитнес-центр, что он по-прежнему числится их сотрудником. Но факт остается фактом — его трудовая книжка лежит дома, а со стен клуба сняли все фотографии тренера.

Версии
У следствия версия, к сожалению, одна. Сушко виновен. И точка. Заниматься классическим расследованием, где рассматриваются несколько версий происшествия, некогда и некому. Палочная система отчетности в правоохранительных органах не оставляет такой возможности, даже если следователь добросовестный. Хотя последнее словосочетание даже как-то звучит странно…
На мой непрофессиональный взгляд, в этом деле вырисовывается, как минимум четыре варианта произошедшего.
DSC_0615ПЕРВОЕ. Конкуренция на рынке фитнес-услуг. Клубы находятся не так уж далеко друг от друга. Неважно, что решит суд. Имя клуба звучит в связи с громким скандалом, это вызывает определенный отток клиентов. Возможно, Дьяконов нашел рычаг давления на руководство клуба, ведь они предоставили следствию только выдержки с камер слежения, тем самым лишив тренера возможности защититься от голословных обвинений. Все записи без звука, хотя работники клуба знают, что звук пишется. Косвенно данную версию подтверждает и моментальная реорганизация юридической формы предприятия. Кроме того, в чат сотрудников сразу поступило указание никак и нигде не комментировать данное происшествие. На сегодня, как признался директор Меньшиков, практически весь штат сотрудников заменен.
ВТОРОЕ. До недавнего времени у Ларисы Ш. в соцсетях в графе семейное положение стоял статус «В активном поиске». Можно предположить, что девочке, в связи с новыми личными отношениями мамы, просто не хватало любви. И это заявление — сигнал об одиночестве ребенка, попытке привлечь к себе внимание.
ТРЕТЬЕ. Ребенку не нравилось заниматься в модельной школе. Важно было сделать так, чтобы больше туда не ходить.
И ПОСЛЕДНЕЕ. Если преступный факт в клубе все-таки был, можно предположить, что роль злодея, вольного или невольного, исполнил другой человек. В это же время, когда в клубе присутствует девочка, там ходит большое количество мужчин в красных футболках. Например, один из них — клиент клуба — одинокий 40-летний мужчина, живущий с мамой. Он такой же комплекции как Сушко, одет в похожую одежду и очень волосат. У Алексея, к слову, как у любого профессионального бодибилдера, волос на теле нет вообще. Данный клиент слывет чудаком. И сотрудники клуба вполне допускают, что он мог пойти в туалет и не закрыться на защелку. Туалет, к слову, общий. Ходила ли Настя за три часа в клубе в туалет хоть раз? На этот вопрос нет ответа. Так как видео с камер наблюдения имеет 15 обрезков. Истина, возможно, в укрытых от следствия пленках. Внятного объяснения, почему отсутствуют эти куски записи, нет. Если предположить, что Настя простоя заглянула в туалет, где в тот момент кто-то справлял малую нужду, то да — вот и преступный факт демонстрации полового органа несовершеннолетней. А теперь представьте, что делать следователю с такими вновь открывшимися обстоятельствами? Отпускать уже задержанного человека из СИЗО, мол, извините, ошиблись?.. Много ли вы таких фактов гуманности правоохранительной системы знаете?

Настя и мама
В том, что вся эта история — фарс и невозможность остановить запущенный процесс, даже если уже понял, что ошибся, меня убедил результат экспертизы, который явно продемонстрировал, что следователь опирался не на факты, а на свое воображение, стараясь любыми путями закрепить обвинение. А также допрос девочки в присутствии мамы. Следователь Стафилов, формулирующий вопросы с ярко выраженным обвинительным уклоном. Маленькая девочка, радующаяся новой игре в следствие и суд, говорящая так, чтобы мама обязательно одобрила ответ. Ни страха, ни смущения в ее поведении нет.
— На что была похожа «пися»? — вопрошает Стафилов.
— На сосиску? — задает наводящий вопрос мама.
— На котлету, — отвечает девочка.
— А ты все о еде думаешь, — тут же укоряет мама. — Вон уже какой животик отрастила, худеть надо…
И все улыбаются. Хорошая шутка. Потом игра в допрос закончилась, и роль жертвы сменили на образ успешной фотомодели. В конце концов, после такой личной трагедии девочка проявила завидную стойкость, снявшись в большом количестве фотосессий. Впору всем взрослым дамам поучиться, тем же голливудским актрисам, по десять лет лелеющим свой стресс.
Эта история подошла к концу. Несмотря на предложение одного из именитых адвокатов признать вину, Алексей настаивает на своей невиновности. Мать и жена поддерживают его, даже если придется терпеть любые лишения, ни при каких обстоятельствах нельзя оговаривать себя. Все обвинение тренеру сводится к процессу заполнения журнала, в котором следователь и прокурор увидели акт тайного онанизма. Увидит ли его и третий человек — судья? Учитывая, что миллионы просмотревших запись его не видят.
Итак, в четверг правосудие наконец-то даст ответ на вопрос: боятся ли нам, взрослым, наших юридически продвинутых и шагающих в ногу со временем детей? А, может, дети ни при чем? И нам всем стоит бояться избирательности правоохранительной системы, где не все равны перед законом?

Изольда ДРОБИНА

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.