Я видел, как вы активно выражали свою позицию!

СеростьЕкатеринбург стал вторым после Санкт-Петербурга по количеству задержаний на митинге против пенсионной реформы 9 сентября, что для столицы Урала — нонсенс: на всех предыдущих митингах в городе, в том числе организованных Алексеем Навальным, количество задержанных не превышало двадцати человек, на этот раз их в десять раз больше — около двухсот. При этом в новости попали лишь цифры о задержанных и упоминания об экс-мэре Екатеринбурга Евгении Ройзмане, который посетил митинг, а затем добровольно уехал вместе с полицейскими.

Впрочем, один, но очень важный аспект митинга оказался практически незамеченным ни городскими, ни федеральными СМИ: в финале митинга омоновцы взяли протестующих в котёл.

Силовики изначально выбрали довольно жесткий, но нужно признать, эффективный способ разгона митинга — разделить большую толпу протестующих на маленькие группы. Для этого силовики еще до начала митинга арестовали местных организаторов из штаба Навального, тем самым оставив протестующих без аккумулирующей силы. БОльшая часть людей двинулась в центр к улице Вайнера и продолжала активно митинговать там. А другая, менее многочисленная группа, двинулась к Октябрьской площади, думая, что именно туда стянутся все протестующие.

Но это была ошибка.

На площади собрались лишь несколько сотен человек, а количество полицейских все пребывало и пребывало. За любой лозунг, письменный или устный, силовики моментально хватали и засовывали в автозак, поэтому люди старались ничего не кричать.

«Обычно я много кричу, стараюсь лозунгами поддерживать, но сегодня как-то страшно», — признается Владислав, молодой актер. Однако толпа продолжала ожидать пополнения своих сил. В какой-то момент, начальник омоновцев отдал им какое-то приказание, после чего огромное количество силовиков замкнули всю территорию площади в кольцо с трех сторон (четвертая сторона — река Исеть). Все пути к отходу были отрезаны. Толпа оказалась заперта на небольшой территории без права выхода.

Визуально создавалось такое впечатление, что омоновцев больше чем протестующих (возможно, оно так и было). Силовики стояли на расстоянии нескольких метров друг от друга, что делало мысль о побеге бессмысленной.

При этом, очень постепенно, круг все сужался и сужался, а время от времени полицейские выхватывали из толпы первого попавшегося человека и уводили. Не стоит забывать и о том, что на площади находились и те люди, которые не участвовали в протестной акции, а просто проходили мимо, но также лишились своего фундаментального права — свободы на передвижение. Одна женщина попыталась объяснить сотруднику полиции, что она просто проходила мимо, на что тот ответил ей: «Не обманывайте, я видел, как вы активно выражали свою позицию».

Вот это да, вот это преступление!

Многие взрослые были с детьми, дети плакали. Впрочем, заплакать тут мог не только ребенок — постепенно сужающийся круг вкупе с постоянными задержаниями можно с уверенностью назвать психологической пыткой и прямым нарушением прав человека. В то время как в Москве и Питере людей лишь арестовывали, в Екатеринбурге их унижали.

Со стороны это все было похоже на спецоперацию по ликвидации террористов. Люди не могли попасть ни в туалет, ни домой, ни хотя бы выйти из круга.

В какой-то момент приехала Татьяна Мерзлякова, уполномоченная по правам человека по Свердловской области. Однако вместо попытки освобождения заложников, а именно так их и следует называть, заявила: «Послушайте, сегодня выборы! Сегодня нельзя митинговать! Вы можете пообещать, что не будете продолжать, если вас отпустят!.

Надо ли говорить, что митингующие были крайне возмущены таким условием. На недовольные крики спасительница с обидой ответила: «Я вас сюда спасать приехала, а вы мне ещё и хамите!»

Наконец, примерно через час после заключения протестующих в кольцо, когда круг уже был замкнут до нескольких метров, а все протестующие стояли впритык друг к другу, полицейские объявили: сейчас мы откроем коридор, все, кто с паспортами, смогут покинуть площадь, кто без — поедет в участок».

Те счастливчики, которым повезло взять с собой паспорт, отдавали их людям в штатском, которые фотографировали документы и возвращали назад, а также записывали личные данные каждого выходящего из круга. Остальные были задержаны.

9 сентября по всей России были нарушены права человека на свободные собрания, однако в Екатеринбурге, помимо прочего, были нарушены права человека на свободное передвижение, а загон людей в кольцо можно расценивать как психологическое истязание. Это событие не должно быть забыто.

Дмитрий ДЕРЯБИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.