Страх должен уйти

«Соблюдайте Вашу Конституцию» — лозунг советских диссидентов

Каждый год в августе в разных уголках страны подвижники из общества «Мемориал» и родственники жертв советских политических репрессий отмечают скорбную дату России — очередную годовщину начала «Большого террора» в СССР 1937-1938 годов. Это была масштабная спецоперация НКВД, проведение которой именно в это время некоторые историки связывают с намеченными на декабрь 1937 года выборами. «Соблюдайте Вашу Конституцию» — такой лозунг советские диссиденты использовали не случайно. Согласно свежепринятой «сталинской» Конституции 1936 года, впервые в истории СССР избирательным правом наделялись все граждане страны, в то время как в прежних редакциях основного закона существовали отдельные категории граждан, лишенные избирательного права, как реальные или же потенциальные враги советской власти. И вдруг такая щедрость. Неужели же Иосиф Сталин изменил свое отношение к тем, кого методично и последовательно преследовал все предшествующие годы? Отнюдь.

Нет человека — нет проблемы

Принимая новую Конституцию, уравнивающую в правах граждан Советского Союза, Кремль параллельно готовил печально знаменитый секретный Приказ № 00447, призванный способствовать окончательному и бесповоротному избавлению общества от людей, которые могли бы проголосовать не за того и не так. Органы НКВД по всей стране запросили данные учета «социально чуждых» элементов, чтобы составить представление о том, сколько людей потребуется посадить снова, а скольких — расстрелять, чтобы выборы по новой конституции прошли так, как нужно было Сталину.

Учет на местах велся довольно слабо, цифры отправлялись в центр вполне произвольные. На основании этих произвольных данных центром были сформированы лимиты на расстрелы и посадки, которые и вошли в пресловутый приказ и были разосланы на места. Аппетит, как известно, приходит во время еды: на местах он тоже вырос, и многие руководители, ответственные за осуществление спецоперации на своих участках, стали запрашивать разрешение на увеличение лимитов. Как правило, они его получали. «Нет человека — нет проблемы», как говорил товарищ Сталин. Таким образом, первоначальное количество граждан, намеченных к репрессированию, впоследствии было превышено в три раза и составило более семисот тысяч человек.

В прошедшее воскресенье, 5 августа 2018 года, на 12 километре Московского тракта, у памятника «Маски скорби» состоялось мероприятие, посвященное тем страшным событиям. В нем приняли участие волонтеры группы «Уральский Мемориал», ее координатор Анна Пастухова и Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова.

Свердловский омбудсмен недавно ездила с рабочей группой Совета по правам человека при президенте РФ по местам памяти, побывала в Петрозаводске, Медвежьегорске и Сандормохе (Карелия), где тоже готовились памятные мероприятия, и специально вернулась в Екатеринбург к 5 августа, чтобы посетить Мемориальный комплекс жертвам политических репрессий на 12 километре именно в этот день.

 

Прокурор поможет?

Татьяна Георгиевна несколько слов сказала собравшимся о своей поездке и отдельно остановилась на уголовном деле главы Карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева. Его, как известно, повторно обвинили в преступлении против собственной приемной дочери. «Нас всех волнует судьба Дмитриева», — сказала Мерзлякова, и добавила, что она лично прочитала все дело историка от корки до корки, и теперь в курсе всех его деталей. Татьяна Георгиевна поведала, что рабочая группа Совета по правам человека при президенте РФ во главе с Михаилом Федотовым встретилась по этому поводу с заместителем прокурора республики Карелия. В состав этой группы, кроме Федотова и самой Мерзляковой, входили также омбудсмен по Ленинградской области Шишлов и адвокат Юрия Дмитриева. Прогрессивной общественности остается надеяться, что обращение в генеральную прокуратуру края как-то поможет остановить произвол местных силовиков в отношении карельского историка.

В заключение своей речи омбудсмен сказала, что нужно начинать работать в архивах не только по жертвам того периода советской истории, который мы знаем как «Большой террор» и который достаточно хорошо задокументирован, но и по жертвам коллективизации, так как эта тема в России «пока совсем мертвая».

 

«Все дела осведомителей уничтожить в десятидневный срок!»

Следующим выступил историк и журналист Иван Абатуров. Он рассказал о результатах социологического исследования, которое выявило, что многие студенты считают сталинские репрессии одним из самых постыдных эпизодов российской истории. Однако, по мнению выступающего, тема эта в нашей стране поднимается однобоко: увековечивая память жертв политических репрессий, общество не желает говорить от вине и ответственности тех, кто эти репрессии осуществлял или им способствовал.

В декабре 1938 года Берия издал приказ, который потом был разослан по всем парткомам страны. Сопроводительное письмо подписано лично Сталиным. Все дела осведомителей НКВД из числа руководящих работников предписывалось уничтожить в десятидневный срок. Дела были уничтожены, и таким образом руководящие партийные работники были освобождены от ответственности. Наказание за оговоры впоследствии понесли только рядовые доносчики и лжесвидетели. В заключение Иван призвал собравшихся помнить не только погибших, но и тех, кто совершал преступления. «Можно ли простить человека, сфабриковавшего дела, по которым погибло 1100 человек? — вопрос повис в воздухе… — Никогда не надо прощать всех скопом, если вас о прощении они не просят», — сказал он.

Анна Пастухова на правах ведущей мероприятия добавила, что перед таким прощением нужно полностью открыть все засекреченные архивы НКВД и узнать всю правду, и только тогда можно говорить о прощении, или, как она выразилась, о «немщении». По ее мнению, открытие всей и полной правды о преступлении человека и его категорическое моральное осуждение даже безо всяких последующих карательных мер — это тоже вид наказания…

 

Страх должен уйти!

Кроме вопросов о вине и ответственности, поднимался на этом собрании вопрос и о страхе, который пережитые страной годы диктатуры до сих пор внушают людям. Об этом говорили совершенно по-разному и волонтер Уральского Мемориала Татьяна Знак, и общественная активистка Галина Бастрыгина.

Татьяна Знак отметила, что в Тюмени на месте бывшего здания НКВД остался только памятный камень, а в Екатеринбурге в печально известном очаге террора 30-х годов — здании на Ленина, 17 — до сих пор располагается ГУ МВД. «Расстрельный коридорчик в нем жив, только закрыт на замочек. Открывай — и расстреливай заново!» — возмутилась она. По мнению активистки, составленном при личном общении с некоторыми людьми из этой структуры, «нормальным людям должно быть тяжело работать в здании, где погибло столько человек»… Его надо сделать музеем памяти…

Активист уральского Мемориала Галина Бастрыгина рассказала эпизод из повседневной жизни, иллюстрирующий, что и сейчас, даже безо всяких секретных приказов, сотрудники государственных структур могут быть подвергнуты остракизму со стороны собственного начальства за нежелательные знакомства в среде оппозиционеров.

«Все боятся, все берут под козырек и делают всякие глупости. Не надо бояться, мы свободные люди, мы не рабы. СТРАХ ДОЛЖЕН УЙТИ!» — заключила Галина.

Затем выступило еще несколько человек. Рассказывали истории репрессированных и призывали чаще ходить в архивы, открывать правду о себе, своих родственниках и даже о незнакомых людях, живших когда-то в твоем доме, или работавших на твоем предприятии. Чтобы не забыть, не простить бездумно, а осмыслить и не допустить повторения.

Когда все желающие высказались, собравшиеся в молчании обошли Мемориальный комплекс с портретами репрессированных людей в руках. Анна Пастухова сообщила, что к ней обратился посол Литвы, в прошлом году вместе с мемориальцами возлагавший цветы на 12 км, и попросил прислать немного земли с этого скорбного места, где расстреляно несколько десятков литовцев, и в частности — несколько членов последнего буржуазного правительства Литвы.

После того, как земля была собрана, участники возложили цветы к монументу «Маски Скорби».

 

Автор неизвестный

Когда-нибудь один далекий потомок, возможно, спросит у второго: «А кто автор этой скульптуры?» И тот, не найдя никаких подсказок, ответит: «Автор — неизвестный!» И окажется прав, сам того не подозревая. Хотя памятник «Маски скорби» в Екатеринбурге на 12 километре Московского тракта установлен еще в ноябре 2017 года, здесь до сих пор нет таблички ни с его названием, ни имени автора монумента: скульптора Эрнста Неизвестного.

Между тем, 9 августа исполняется два года с момента смерти нашего знаменитого земляка. В память о скульпторе у подножия памятника участники мероприятия разместили цветы и портреты его создателя. Неизвестный так и не увидел свое творение воплощенным в бронзе, не дожив каких-то 16 месяцев… Не дожили до этого события и мемориальцы-лагерники, которые более четверти века назад обратились к великому скульптору с просьбой создать памятник уральским жертвам террора. Это Лариса Ратушная, Егор Щелконогов, Раиса Уткина, Георгий Виноградов, Иван Белокрылов и другие.

 

P.S. Надо сказать, я как координатор проекта «Последний адрес» в Екатеринбурге, часто задумываюсь не только о количестве жертв, но и о масштабах вольных или невольных соучастников государственного террора. Не тех, что были его идеологами, а тех, кто просто выполнял приказы, будь это подпись, допрос, выстрел… Многие, наверное, участвовали в этом с искренним убеждением, что истребляют настоящих врагов и каких-то невероятных злодеев. Я думаю, что главным выводом из этих событий для всех нас должен стать сознательный, полный и бесповоротный отказ от участия в любых преступлениях против человечности, даже когда от тебя этого требует человек в погонах или государственный чиновник, даже во имя каких-то благих, по его мнению, целей. Мы просто должны каждый раз говорить «нет» любому начальству, когда оно просит или требует СОЛГАТЬ. И когда мы это усвоим, мы будем знать, что сосед не оговорит соседа ни под каким давлением и ни за какие коврижки, тогда нам не зачем будет бояться друг друга. Мы должны с этим справиться.

 

Елена ШУКАЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.