«Вернулся бы на родину, да нет ее и нет меня…»

Если бы павшие солдаты могли хотя бы на минуту посетить свою родину, они окаменели бы от удивления: ни родных, ни самой деревни нет. «А есть ли память о нас? — задумались бы они, — ведь и наград у нас нет. Полное забвение?»

С такой ситуацией я встречаюсь не впервой. И всякий раз приходится развести руками: да, поразительно! Ушли на фронт, отдали жизни, а памяти примкнуть некуда. Эти мысли мне навеяли итоги моего поиска по письму из Артинского района Свердловской области от Елизаветы КОЧЕГАРОВОЙ. Она одна из тех, кто откликнулся на мою статью «Москва Артям не верит…» («Новая на Урале» №8 от 28.01.16 г.).

Елизавета пишет: «Хочу Вас попросить дополнить мой список земляков, которые не вернулись с войны. Этот список составлен со слов моей мамы. Ей сейчас 87 лет, а я родилась в 1946 году. У нас есть желание увековечить память моих земляков, но не знаю, с чего начать. Земляки — уроженцы деревни ПОПОЛЗУХА. И уходили из этой деревни, но сейчас нашей деревни нет. Лет 40 назад разогнали нашу деревню. Люди со слезами оставляли свои дома и ехали кто куда. В списке, к сожалению, у всех нет года рождения, нет даты смерти, у некоторых солдат нет отчества, а то и фамилии, только имя и отчество. Всего в списке 43 человека. Я буду заказывать табличку, и купим памятник на пожертвования земляков. Многие согласны сложиться. Если будут дополнения, то дайте знать, чтобы я исправила в своем списке. Ведь никто не должен быть забыт».

В письме не указано, где намечается установка памятного знака (стелы, памятника) с именами земляков исчезнувшей деревни. Их список приложен к этой статье. Поясню, что мною было принято решение дополнить сведения о ратниках не только новыми фамилиями, но и найденными крупицами о фронтовой судьбе по всему списку…

Забегая вперед, скажу, что, к сожалению, в список не удалось включить всех односельчан. Учет призванных на защиту Отечества был часто просто отвратительным по ряду причин. Некоторые причины имели длительную предысторию, другие объясняются равнодушием и часто «субъективными обстоятельствами».

Поясню: известно, что в нашей стране еще до войны, начиная с октября семнадцатого, диктатура пролетариата принимала дикие формы пренебрежения к интеллигенции, к культурным, грамотным. Именно они составляли большинство репрессированных в советский период. Не миновало такое отношение и «очкариков» в армии. Малограмотные командиры часто не терпели рядом с собой грамотных подчиненных, в том числе — писарей. А в командном составе армии низкий уровень грамотности явно превалировал. Четыре класса, реже — шесть, семь. Исключение у медицинского состава. У них чаще было высшее образование. Я неоднократно наталкивался, работая с военными архивными материалами тех лет, на крайне низкую грамотность в документах (в донесениях о безвозвратных потерях, в наградных листах, в извещениях о гибели, в приказах…).

Сказывалось это и на игнорировании воинов, заслуживающих государственных наград. Мало совершить подвиг. Нужно еще, чтобы он, подвиг, был сформулирован и изложен на бумаге — в Наградном листе или в Приказе. А тут командиру пришлось бы «блеснуть» знанием русского языка и показать его вышестоящему командованию. И не случайно, что у таких командиров у солдат персональных наград было меньше, либо не было вообще.

И не только на среднем уровне командования проявлялась этакая интеллектуальность. В директивах того времени было немало непродуманного, порой — нелепого, а по нашей теме — приводящего к упущению нужных сведений о судьбах военнослужащих. Взять, к примеру, директиву по составлению документов Главного Управления Кадров об исключении офицерского состава с учета, где положено было указывать только дату гибели (смерти), но не вписывать место гибели. И это притом, что там же в приказах указывали сведения о родственнике и месте его проживания. Так что сегодня трудно установить детям и внукам место гибели многих офицеров.

Но вернемся снова на уровень полка. Немало недочетов при заполнении документов на погибших было на совести отдельных штабистов, когда они отдавали предпочтение «Бахусу». Наркомовские стограммовые возлияния «с прицепом» сказывались в конечном счете на потере качества, полноты и точности сведений. Об этом надо писать отдельно.

Что касается места, где бы следовало установить памятный знак павшим землякам исчезнувшей малой родины, скажу, что вопрос непростой. На голом месте его не установишь. В районном центре поставить (например, в Арти) вернее всего. Но возникнет законное возражение: из района уходили и не вернулись не только «поползухинцы». На сегодня в районе порядка 60 населенных пунктов, и из всех уходили на фронт… Но и увековечить память солдат надо. Где? В селе Курки, в сельсовет которого входила когда-то Поползуха? Там тоже возникнут вопросы: если камень с именами отдельно только «поползухинцев», то как быть с солдатами из деревни Мараканово да и из села Курки? Тут требуется провести работу в целом по району, чтобы поддержать и расширить инициативу семьи Е. Кочегаровой.

Не следует ограничиваться только установкой памятного знака. Увековечение не заключается в одних стелах. Кстати, а какие символы могут быть на стеле, на памятном знаке воинов из Поползухи? Расхожая фраза, что «Никто не забыт, ничто не забыто» не подходит. Практически всё было забыто. Если дать изображение георгиевской ленты, то и это не подойдет. Так же, как и изображение ордена Отечественной войны. По той причине, что из всего списка не выявил ни одного солдата, чтобы был отмечен хоть одной персональной наградой в годы войны, хоть одной юбилейной медалью после. А пририсовывать награду, коей спасенная власть не удосужилась наградить своих защитников, не скромно. Поэтому изображать и красную звезду тоже нелегитимно. Ведь даже на ветхих от времени Извещениях о гибели — единственном документе от властей для семьи — не было звездочки! Изображать религиозные символы тоже, пожалуй, неуместно. Ведь человек погиб, будучи воином, то есть государственным человеком, а не гражданским обывателем. И многие из них (особенно молодые) не были приобщены к конфессиям, не были крещены.

Местные стелы, мемориалы должны быть лаконичными. И на них не включишь даже той малости, что найдено мною. Было бы, по-моему, не лишним провести совещание Совета ветеранов района совместно с Администрацией. В районе есть филиал областного музея. Есть школьные музеи. Есть и сельская библиотека, в которую можно было бы передать пару экземпляров Списка. И начать работу по увековечению в районе можно было бы в год 75-летия начала войны, то есть уже в этом году. В администрации района и в муниципалитетах знают, что по Указу губернатора ежегодно в День памяти и скорби — 22 июня — объявляется Минута памяти и скорби с включением сирен и заводских гудков ровно в 12 часов. И было бы замечательно назвать на торжественном митинге имена всех земляков и погибших и умерших после войны. Не забыть и тружеников тыла. Мне видится эта акция с фотографиями родственников, приготовленных для участия в рядах Бессмертного полка. И слышу, как ветераны и школьники называют имена героев войны, тыла и трудовой армии. Каждый герой должен жить с нами на своей спасенной земле.

Список погибших в 1941-1945 гг на фронте,

мобилизованных из д. Поползуха Артинского района

Первым в полученном списке «поползухинцев» записан ВЛАСОВ Петр Романович, рядовой, стрелок. Мои дополнения, взятые из информации Центрального Архива Минобороны — фонд 58, опись 18001, дело 838 (далее архивные номера не приводятся для сокращения объема статьи, не приводятся и воинские звания рядовых красноармейцев, стрелков и т.п.). В упомянутом деле находится Донесение о безвозвратных потерях по 65 Армии, в которую входил 19 стрелковый корпус. ВЛАСОВ Петр Романович, 1925 г. рождения, призванный Артинским РВК в 1943 г., был ранен 16 сентября, поступил в ХППГ 713 (имеется в виду хирургический подвижный полевой госпиталь) и умер от ран 22.09.1943 г. Захоронен на участке гор. больницы Шосткинского р-на Сумской области Украинской ССР. Там же вписана его жена — Власова Евгения Васильевна. Имеется запись и в Книге памяти Свердловской области, том 3 (Артинский р-н), стр. 409. Данные взяты из Донесения, но в Книгу памяти не включены сведения про госпиталь и про вдову. К слову, в некоторых регионах в Книги памяти вносили эти ценные данные (например, в Орловской, в Кемеровской обл. и др). Остальных я разместил в алфавитном порядке.

АРИСТОВ Александр. Дополнения: Отчество — Петрович. Родился в 1916 г. Призван в 1941 г. Погиб 12 октября 1943 г. (в другом источнике — погиб 12.08.1943 г.). Захоронен в селе Расчистки Спас-Деменского р-на Смоленской области. Внесен в Книгу памяти, т.3, стр. 395.

ВЛАСОВ Александр Егорович. Дополнения: родился в 1914 г. Призван из Свердловска. Погиб 10.08.1943 г. Захоронен в дер. Веселуха Спас-Деменского р-на Смоленской области. Был гвардии сержантом, наводчиком в 22 гвардейской стрелковой дивизии. Жена — Ветошкина Анастасия Андреевна.

ВЛАСОВ Александр Михайлович. Дополнения: родился в 1924 г. — служил гвардии лейтенантом, командиром взвода кавалерии 8-й гвардейской кавалерийской дивизии 33 кавалерийского корпуса 7 гвардейской Армии. Умер в ХППГ 2207 28.12.1944 г. в Венгрии в местечке Пешт-Пили. Мать — Мария Дмитриевна. Есть сведения в Книге памяти, т.3, с.408.

ВЛАСОВ Александр Петрович. Дополнения: Донесение Артинского РВК от 31.12.1946 г. Родился в 1909 г., пропал без вести 10.1941 г. Служил в войсковой части — условный номер — полевая почта 830, (далее пп 830). Этот номер соответствует 69 железнодорожному батальону. Был во 2-й роте этого батальона.

ВЛАСОВ Александр Федорович. Дополнения: в Книге памяти, т. 3, стр. 408 — погиб 8.08.1941. Года рождения и места гибели нет.

ВЛАСОВ Андрей Степанович. Дополнения: родился в 1923 г. Умер от болезни 18.04.1943 г., служил в 476 артполку 15 артиллерийской дивизии. Захоронен в дер. Шумилкино Залучского р-на Ленинградской области.

ВЛАСОВ Михаил Степанович. Данных по нему не нашел. Возможно, что у него не отражено место рождения Поползуха.

ВЛАСОВ Николай Александрович. Дополнения: Донесение Артинского РВК от 31.12.1946 г. Родился в 1914 г., пропал без вести 10.1941 г. Служил пп 945. Это — 826 артполк, 3 батарея. Было свидетельство однополчан о гибели, но в Москве посчитали пропавшим без вести.

ВЛАСОВ Петр Лазаревич. Дополнения: родился в 1900 г., пропал без вести 6.07.1943 г. в р-не с. Поныри Курской области. Служил автоматчиком в 212 гвардейском стрелковом полку 75 гвардейской стрелковой дивизии 70 Армии. Есть краткие сведения в Книге памяти, т.3, стр.409.

ВЛАСОВ Роман Иванович. Дополнения: Донесение Артинского РВК от 31.12.1946 г., родился в 1918 г., погиб 12.08.1941 г., место не указано. Служил в 359 стрелковом полку в саперной роте.

По ЗЫРЯНОВУ Михаилу Филипповичу, ИЗГАГИНЫМ Александру Петровичу, Григорию Фотеевичу, Ивану Фадеевичу, Льву Егоровичу, Петру Александровичу и Фадею (Фаддею) никаких сведений не выявлено.

ИЗГАГИН Василий Фотеевич. Дополнения: в Книге памяти написано его отчество как ФАТТЕИВИЧ. Родился в 1912 г. — погиб в 1942 г., место не указано. Даты нет. Так записано в Книге памяти, т.3, стр. 426.

ИЗГАГИН Григорий Васильевич. Дополнения: родился в 1908 г. — пропал без вести 22.02.1943 г. в районе Тосно у дер. Смердыня. Ленинградской области. Воевал в 198 стрелковой дивизии. Был сержантом, командиром отделения. Помещен в Книгу памяти, в т.15, стр. 52.

ИЗГАГИН Николай Фотеевич. Дополнения: отчество в Книге памяти т.15, стр. 52 — ФАТЕЕВИЧ. Родился в 1913 г. — пропал без вести 7.07.1942 г. Был младшим сержантом.

МОНГИЛЕВ Александр Александрович. Дополнения: фамилия — Мангилев, родился в 1908 г., числится пропавшим без вести в ноябре 1941 г., был мл. сержантом в в/ч — пп 196. Жена — Зоя Никитична из Поползухи. В Книге памяти (т.3, стр. 446) записан пропавшим без вести.

МОНГИЛЕВ Александр Петрович. Дополнения: в Книге памяти (т.15, стр. 58) записано, что он родился в 1924 г. Умер от ран 17.06.1946 г.

МОНГИЛЕВ Василий Александрович. Дополнения: родился в 1927 г. — убит в 1945 г. Так записано в книге памяти (т.15,стр.60). В Архиве более полные сведения. Мать солдата — Монгилева Александра Ивановна. Военком майор Матвеев в Донесении написал: «По сообщению товарища — погиб на посту в декабре 1945 г. Считать погибшим при прохождении в/службы». Последнее письмо от него пришло 7 декабря 1945 г. В Москве приняли решение: смерть не связана с пребыванием на фронте.

МОНГИЛЕВ Василий Герасимович. Дополнения: Мангилев, родился в 1904 г. — погиб 26.02.1943 г. и захоронен в дер. Сашино Гжатского р-на Смоленской области. Эти сведения есть в Книге памяти (т.3, стр. 446). В архиве есть фамилия жены — Мангилева Анна Павловна. Служил в 29 гвардейской стрелковой дивизии.

МОНГИЛЕВЫ Иван Васильевич, Павел Михайлович, Сергей Демьянович. Никаких сведений не выявлено.

МОНГИЛЕВ Николай Михайлович. Дополнения: поиск показал, что это — солдат тяжелой судьбы. В архиве он значится как Мангилев. Родился 13 февраля 1903 г. Дата рождения чаще всего указывалась у солдат, попавших в плен. Он был пленен 13.11.1941 г. в районе г. Карачев. Погиб в плену 24.05.1942 г. Захоронен в с. Дарница. В Персональной карте указан и рост (172см), и цвет волос (блондин). Жена Анна, мать (девичья фамилия) Болякова и др. сведения.

МОНГИЛЕВ Павел. Дополнения: в архиве он — МАНГИЛЕВ Павел Александрович, родился в 1924 г., погиб 24.07.1943 года в д. Скворцово Хотынецкого р-на Орловской области. Воевал в 162 гвардейской стрелковой дивизии. Мать — Степанида Александровна. Внесен в Книгу памяти (т. 3, стр. 446).

МОНГИЛЕВ Петр Герасимович. Дополнения: в архиве его фамилия и у многих однофамильцев из Артинского р-на написана как Мангилев. Родился в 1911 г. — убит 10.1941 г. Служил в 604 легком артиллерийском полку. Жена — Анна Петровна. В Книге памяти (т.3, стр. 446) он записан как умерший в плену 21 сентября 1942 г. Где — не указано.

МОНГИЛЕВ Тимофей Григорьевич. Дополнения: Мангилев родился в 1907 г., младший лейтенант. Призван Октябрьским РВК Свердловска. Погиб 24 апреля 1942 г.Это сведения из книги памяти (т.14, стр. 378). А в ЦАМО — фонд 33, опись 563784, дело 15 — в Приказе Главного Управления Кадров Наркома обороны СССР он указан как командир взвода 355 стрелковой дивизии. Умер от ран в мае 1942 г., жена — Агафья Савельевна.

МОНГИЛЕВ Яков Григорьевич. Дополнения: фамилия — Мангалев, родился в 1924 г., — погиб 06.08.1943 г. в районе дер. Мариновка Куйбышевского р-на Ростовской области. Был курсантом отдельного Гвардейского учебного батальона 13 гвардейского стрелового корпуса 48 гвардейской стрелковой дивизии.

НЕМКИН Илья Яковлевич. Дополнения: родился в 1908 г., был призван 2 сентября 1941 г. Пропал без вести 12.1941 г. Личное заключение военкома Максимова Владимира: «Товарищи в письмах сообщали, что Немкин в первом бою был тяжело ранен и умер у них на глазах 4 октября 1941 г.». Москва написала о нем: пропал без вести в декабре 1941 г. Указана сестра — Анна Яковлевна.

НЕМКИН Павел Кириллович. Дополнений нет.

СОКОЛОВ Василий Михайлович. Дополнения: родился в 1914 г. — погиб 23.09.1941  г. Был призван 13.07.1941 г., служил в 826 артиллерийском полку , в 3-й батарее. Место не указано.

СОКОЛОВ Григорий Михайлович. Дополнений нет.

СОКОЛОВ Иван Михайлович. Дополнения: родился в 1923 г. — убит 08.08.1943 г., захоронен в братской могиле д. Кудново Сафоньевского р-на Смоленской области. Служил в звании мл. сержант, 673 стрелковый полк, 220 стрелковая дивизия. В Книгу памяти не включен. Мать — Пелагея Афанасьевна.

ТУРЫШЕВ Василий Андреевич. Дополнения: родился в 1908 г., пропал без вести в марте 1942 г. Жена — Екатерина Алексеевна. Включен в Книгу памяти (т.3, стр. 486) как пропавший без вести.

Выполняя просьбу Елизаветы Кочегаровой и ее матери, дополняю их список выявленными мною «поползухинцами», павшими в боях:

ВЛАСОВ Евгений Демидович, 1908 г.р. — погиб 15.07.1943 г. во время Курской битвы, воюя в составе 375 стрелковой дивизии 48 стрелкового корпуса 69 Армии, входившей в Степной Фронт. Призван был в Ревде. Жена — Татьяна Михайловна из Ревды.

ЗЫРЯНОВ Александр Егорович, лейтенант, командир взвода 50-мм минометов 440 стрелкового полка 64 стрелковой дивизии. Погиб 07.04.1943 г. Захоронен на южной окраине д.Пузановка Смоленской области.

ЗЫРЯНОВ Иосиф Александрович, 1911 г.р., — пропал без вести в ноябре 1941 г. Был призван 10.06.1941 г. Красноуфимским РВК. Последнее письмо от него пришло из Витебска 30.07.1941 г. жене Падериной Клавдии Никифоровне. Внесен в Книгу памяти (т.9, стр.63).

ЗЫРЯНОВ Клавдий Михайлович, 1906 г.р., — пропал без вести в декабре 1942 г. Призван был в 1940 г. Манчажским РВК. Внесен в Книгу памяти (т.3, стр. 424 (Артинский р—н).

ИЗГАГИН Григорий Федорович, 1904 г.р., — погиб 06.12.194? г. Был призван РВК Арти 23.09.1941 г. До призыва работал ветфельдшером. Служил в 259 стрелковой дивизии. Дивизия сообщала, что «выбыл из части». Жена Прасковья Ивановна из с. Куркино, колхоз «3-ей пятилетки». В другом источнике — в Книге памяти (т.15, стр.52 (Артинский р—н) есть запись: Изготин Григорий Федорович, 1904 г.р. — погиб 15.10.1941г. и захоронен в Ленинградской области. Можно предположить, что это Изгагин, которого либо неразборчиво записали, либо неверно прочли запись, написанную от руки.

ИЗГАГИН Леонид Иванович, 1917 г.р. — пропал без вести в декабре 1941 г. Призван в феврале 1940 г. из Ревды. Мать Мария Васильевна проживала в Ревде, 1-й пос. СУМЗа, барак 3, кв.10.

ИЗГАГИН Павел Григорьевич, 1916 г.р. — погиб 14.09.1941 г. в Ленинграде во время бомбежки. Внесен в Книгу памяти (т.15, стр. 52) — без указания места гибели.

ИЗГАГИН Петр Иванович, 1922 г.р. — пропал без вести в ноябре 1941 г. Призван был из Ревды 4 октября 1941 г. Сведения взяты из Анкеты, заполненной в РВК со слов жены Марии Васильевны. Внесен в Книгу памяти (т.15, стр.52).

zikovsАлексей Александрович ЗЫКОВ, Свердловская областная общественная организация «Семьи погибших воинов».

Жду отклики по адресу: 620075, Екатеринбург, а/я41 — Зыкову АА. (просьба — указывать телефон)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.