Вечная память

Эта глава была уже мною написана, когда в моих руках оказалось иллюстрированное издание Анатолия Войтенко «Пьедесталы бессмертия в городе Екатеринбурге. Памятники и памятные места Великой Отечественной войны Свердловска-Екатеринбурга».

Издание солидное, достойное, с множеством иллюстраций: фотографий, комментариев, касающихся событий прошлой войны. С заметным волнением знакомился с содержанием книги, которая возвращала меня в прошлое и сосредотачивала внимание на отдельных фотографиях, где было отражено мое прошлое, во многом давно не только знакомое, но и до сих пор сопутствующее моей старой солдатской душе. Но все же главным из прошлого, в последние годы моей жизни остается память людская о тех жертвах прошлой войны, которые принесли Победу нашему народу…
Читаю в книге: «Проблемы сохранения памяти, по мнению автора этих строк, одна из самых больших проблем нашего общества, ибо формирование, достойного отношения к своей истории, к памяти своих предков, уважения к прошлому, каким бы оно ни было, дорогого стоит…».

С окончанием войны, разгрома и уничтожения нацистского режима Германии, мы знали и отмечали, откровенно говоря, только день 9 мая — нашу Победу! И то не сразу, забывая при этом, какой ценой обошлась она нашему народу. Умалчивая о жертвах войны. На полях сражений погибшим воинам соорудили, и то не везде, памятники и, как оказалось позднее, самым не добросовестным образом, — сравняв с землей могильные холмики, чтобы создать видимость, отчитаться перед великим вождем народа товарищем Сталиным…

И — все. Ура! Ура! Слава, доблестным победителям! Слава Сталину! Пришло время сказать откровенно — мало мы думали о памяти погибших воинов, пытались в том же Свердловске как-то обозначить захоронения на кладбище «Широкая речка», умерших воинов в госпиталях, которых в городе насчитывалось более сорока. Кладбище было настолько убогим, что там же, в сотне метров были и захоронения умерших в плену немецких солдат. Видел лично несколько напоминающих надгробия нашим воинам и деревянные кресты на могилах немецких солдат. Возвращаясь в первые годы после войны, весной, по утрам, мимо кладбища с охоты, — стрелял из ружья по немецким крестам, интересуясь, как рассыпается дробь. Там же видел и ямы, куда сваливали после войны умерших инвалидов войны, подобранных на улицах города.

Официальное разрешение возведению памятников в честь павших воинов в сражениях Отечественной войны после продолжительных обращений организаций и частных лиц, было дано постановлением партии и правительства «О праздновании 20- летия Победы». Вспомнила власть о своих защитниках! О победителях власть скромно упоминала в дни Победы, на словах, если считать обращения по радио о вечной памяти…
Много мне пришлось побывать в городах бывшего Советского союза после 20-летия дня Победы, о России и говорить не приходится, и отдаю должное — везде и всюду, в большинстве городов, появлялись, видел — сооружения мемориалов, памятники Победы народа и памяти погибших в войне. Сердцевиной сооружений для меня, солдата войны, оставался вечный огонь, перед которым я преклоняю колени…

Вот она — Память! В вечных сполохах пламени огня. Передо мною, в книге, страница за страницей рассказывают, напоминают мне о том, прошлом и настоящим, чем жил и чем живу сейчас — не могу расстаться. Последние годы проблема памяти жертв войны, как она решена у нас, во многом радует сердце, но и озадачивает. Радует состоянием могил наших солдат и офицеров, захороненных в Германии, где продолжается и активная работа по установлению имен погибших, военнопленных воинов в концлагерях вермахта, чьи имена ранее скрывались нашей властью и только сейчас становятся достоянием гласности. Пример тому — Цайтхаин.
До отчаяния, до гнева и боли обидно за судьбы тех воинов, кто оказался в плену или пропал безвестно на полях сражений и властью был объявлен предателем Родины. Если со временем военнопленные обретают имя и место последнего покоя, то безвестно павшие на полях сражений остаются брошенными, не преданные земле, власть и сейчас отказывается вести поиски безвестно павших воинов и предать земле защитников Отечества.

Гнусное, безнаказанное предательство власти, лишивших памяти погибших солдат и офицеров перед родственниками и обществом.

Благодарен за издание «Пьедесталы бессмертия» о символах Победы и памяти жертв, той цены, в которую обошелся народу разгром нацистского режима фашистской Германии. Памяти, которая будет напоминать будущим поколениям о трагедии народов ХХ века и служить назиданием, призывом к мирной жизни народов.

В Екатеринбурге, на кладбище «Широкая речка», в сотне метров от мемориала погибшим нашим воинам, есть освященное католическим и протестантским пастором, мусульманским хазратом и православным священником кладбище немецких солдат, умерших в плену. Кладбище открыто нами, российскими и немецкими ветеранами войны, в сопричастности с представителями общественных организаций и горожан города.

Так впервые в России на могилах немецких солдат появился «Камень примирения» из уральского гранита. Вижу на странице книги, с чувством удовлетворения. Спасибо!

И все же остается печаль после просмотра «Пьедесталов бессмертия» — не увидел я в ней, к сожалению, — Вечного огня, традиционно значимого фактора выражения памяти и скорби, признанного во всем мире, куда по зову потребности души и сердца приходят люди возложить цветы, поставить свечу, прочитать молитву, поклониться памяти жертв войны…

Нет вечного огня в Екатеринбурге жертвам войны. В городе, «опорном крае державы», где ковалось оружие Победы, Сталинграде нашего тыла… Сотни тысяч жителей города и области сложили свои головы на паперть Победы… Нет в их память в городе Вечного огня! Нет и площади Победы.

Однако есть в городе площадь Коммунаров и в прекрасном, доступном месте, в начале проспекта Ленина. В окружении деревьев стела с красной звездой и… Вечный огонь. Днем и ночью, летом и зимой — в память комиссаров гражданской войны… По этому памятнику у меня сегодня комментариев нет. Но то, что в книге иллюстраций этот памятник не отображен, я солидарен. Глядя на вечный огонь комиссарам гражданской войны, думалось, перезахоронить бы, по христиански, прах жертв прошлого, на кладбище, а на этом месте соорудить мемориал с вечным огнем памяти павшим воинам и жертвам Отечественной войны. Были такие задумки.

И надо же такому случиться, в конце 2012 года получаю информацию, от которой в первый момент пришел в ужас, не мог поверить, но это прозвучало устами власти — есть в Екатеринбурге вечный огонь памяти жертвам, воинам Отечественной войны, горит днем и ночью, — на Площади коммунаров, захоронении героев гражданской войны… У вечного огня (кем-то принесена, не мог толком понять, кем) есть земля с места захоронения воинов, погибших на полях сражений Отечественной войны, которую и подсыпали к захоронению героев гражданской войны. Убеждают меня: чего еще надо?

22 июня, в день нападения фашисткой Германии на Советский союз, к вечному огню на площадь Коммунаров приходят губернатор, члены правительства… Возлагают венки… цветы… Слышу это, но верить не хочется, не хватает слов из нашего богатого русского языка прокомментировать происходящее, в адрес тех, (чуть не назвал — людей) кто инициирует кощунство над памятью миллионов жертв, прошлой войны, заплативших своей жизнью за право жить тем, кто глумится над их подвигом… Какой позор!

На обложке иллюстрированной книги, «Пьедесталы бессмертия» крупным планом в центре — маршал Жуков! Монстр на вздыбленной лошади. На нескольких страницах, в разных ракурсах монумент Монстра на лошади (по моему мнению, не коня), не виден разве что только с хвоста лошади. У истоков идеи монумента стояли члены общественной организации «Фонд Жукова», генералы и офицеры штаба Уральского военного округа, которым командовал Жуков в годы опалы. Общая стоимость памятника обошлась в четыре с половиной миллиарда рублей… (так пишется в книге).

Для меня, солдата войны, личность маршала Жукова — зловещая. Насколько стало известно за последнее время из разных источников, на совести великого полководца огромное количество непростительных, неоправданных потерь на фронтах войны наших солдат и офицеров. Чего только стоит Ржев–Вяземская операция, потери в которой с нашей стороны исчисляются, по средним данным, около двух с половиной миллионов солдат и офицеров…

Добавим неоправданные потери по вине Жукова при обороне Ленинграда, штурм Берлина через Зееловские высоты… Полмиллиона солдат и офицеров погибли на улицах Берлина… чтобы преподнести подарок к 1 мая 1945 года дорогому и любимому Верховному главнокомандующему товарищу Сталину…
При исследовании причин массового пленения наших солдат и офицеров, в первые месяцы начала военных действий, ссылаются на ошибки командования армией, но недоговаривают о генеральном штабе армии, который возглавлял Жуков, — персональная ответственность неоспорима. Заговорили о приказе №240, объявляющего военнопленных предателями и изменниками Родины, подлежащих расстрелу на месте без суда и следствия… Приказ подписал не только Сталин, но и Жуков! Почему замалчивается и эта трагическая акция, стоящая миллионов жертв, в том числе и мирного населения, родственников военнопленных и без вести пропавших воинов на фронтах войны?

В день открытия памятника Жукову, в те же часы, 8 мая 1995 года, я с нашими ветеранами войны, представителями региональной общественности, сотрудниками и пациентами госпиталя ветеранов войны, открывали в первое в России кладбище военнопленным немецким солдатам, умершим и захороненным в 22 километрах от Екатеринбурга, в поселке «Уралниисхоз». Кладбище освятил священник православной церкви отец Иоанн. Присутствовал на открытии кладбища бывшим врагам и Семен Спектор, обещая от имени власти возле открытого кладбища немецких солдат построить часовню.

В городе с полуторамиллионным населением нет мемориала погибшим свердловчанам, сложившим головы на поле брани, нет Вечного огня жертвам Отечественное войны, которые своей смертью дали жизнь поколению, живущему сегодня…

Почему нет Вечного огня памяти и скорби? Задумайтесь, люди! Долги Ваши не оплачены. Подумайте о подвиге свердловчан, города, его роли и значения в истории Отечественной войны… Впереди знаменательная, святая дата — 70 лет окончанию прошлой войны, дню Победы. Неужели в этот священный для России день губернатор, представитель президента, областная и городская власть Екатеринбурга, отмечая Победу народа над Германским фашизмом, которая обошлась в десятки миллионов жизней, будут преклонять колени у вечного огня памяти героям-комиссарам гражданской войны?

Кстати, в феврале 2013 года в Дрезден, где было сказано слово примирения ветеранов и жертв войны России и Германии, пришла в кои-то поры, аж через 68 лет после окончания прошлой войны, благодарность от Президента России за сохранение военного захоронения наших солдат и офицеров — кладбища Цайтхаин…

Пришло время и вместе ветераны России и Германии, жертвы войны, мягко выражаясь, побудили власть новой России сделать первый, робкий шаг в признании ошибки прошлой, Советской власти, допущенные в понимании событий Отечественной войны. Сделан первый шаг власти к правде, пусть и сквозь зубы, с огромным опозданием, но начало положено…

Начинают посещать могилы своих отцов на воинских кладбищах в Германии, наших солдат и офицеров дети, внуки и родственники. Военнопленные, погибшие в лагерях Вермахта, обретают статус воина, защитника Отечества.

Разыскиваются народом безвестно пропавшие солдаты и офицеры, «предатели и изменники Родины», погибшие в боях, на полях сражений. Возвращаются их имена. Погибшие воины на полях сражений предаются народом, но не властью, с воинскими почестями земле, устанавливаются памятниками на захоронениях…

Следует напомнить лишний раз о традиции в Германии и странах Европы, что приходилось мне неоднократно наблюдать в селах и городах. Гранитные плиты, с вырубленными на них именами погибших в войне односельчан, или горожан, закрепленные на здании церквей, или специально установленных рядом… и постоянно видеть горящие свечи перед ними.
В некоторых городах, на престижных площадях, парках, можно видеть памятники с именами погибших, без вести пропавших в войнах… и свечи! А в Екатеринбурге нет памяти вечного огня жертвам войны.

Все же, хочется думать, допущение такого позора перед памятью защитников Отечества, жертв войны, в Екатеринбурге, перед будущими потомками — не будет. Хотелось бы надеяться дожить до 70-летнего юбилея дня Победы, если судьба старого солдата, подарит еще годик жизни, чтобы, пусть и доползти, но все же сказать свое слово Памяти миллионам жертв войны у Вечного огня, на площади Победы, в городе Екатеринбурге. Поклониться, положить цветы, покаяться, попросить прощения…

И проститься.

Мое время истекло.

Вечный огонь — дар тем, кто дал жизнь людям настоящего и будущего поколений. Кто положил на алтарь Отечества, ради настоящего и будущего времени России, самое дорогое, чем обладает человек — жизнь! Нет в городе Екатеринбурге вечного огня памяти… Город обогатился позором, перед будущим поколением своей истории. Такое не забывается. Позор допустила власть города, в первую очередь, как и жители города, уральцы, перед памятью сотен тысяч уральцев, погибших защитников Отечества, на полях сражений, жертв войны. Этот грех ложится и на меня, солдата войны. Я могу искупить позор власти, только тем, что в моих силах, на старости лет и возможности, а именно: рассказать будущему поколению правду о судьбах людей, своих современников прошлой войны и ее жертвах. Сказать свое слово о событиях в России, предшествующих юбилейной дате 70-летия дня Победы народа бывшего Советского союза над нацистским режимом фашистской Германии. Не забыть при этом и жирных котов Екатеринбурге от власти, кто игнорировал память уральцев, жертв войны.

Осенью 2014 года, всю горечь своего сердца, излитую выше, я передал по интернету адресатам в Москву, Екатеринбург; в правительственные структуры, некоторые средства информации, Мемориал… и даже областную прокуратуру… Не мог удержаться от горя и обиды за родной Екатеринбург…

И надо же такому случиться! Беру в руки газету «Вечерний Екатеринбург» от 7 ноября 2014 года и с удивлением, не веря своим глазам, под заголовком «К Юбилею Победы — «Вечный огонь» и рельефы», читаю: «В будущем году Екатеринбург вместе со всей Россией будет отмечать 70-летие окончания Великой Отечественной войны. Для нашего города этот юбилей имеет особое значение, ведь именно Свердловск в 40 годы стал мощным центром военного производства и его жители внесли огромный вклад в дело Победы.

Кроме того, в столице Урала, на Широкореченском кладбище в братской могиле захоронено 814 воинов. Местных уроженцев из них только 39…» Далее описываются шесть рельефов, предполагаемых к установке: «Битва за Москву», «Блокада Ленинграда», «Сталинградская битва», «Битва на курской дуге», «Освобождение Европы от нацизма» и «Победители».

Я не накручиваю себя в связи с предстоящими
намерениями власти в Екатеринбурге привязать к готовящемуся созданию Вечного огня на кладбище Широкая речка рельеф —
панораму Великой Победы в Отечественной войне. Панораму, которая готовилась, когда — не интересовался, для городского Дома-музея. С надеждой получить на это миллиард рублей.

…О последнем пристанище умерших от ран в госпиталях города. Вспомнил! И меня пробирает дрожь…

— Возле рынка, главной толкучке города, на улице Щорса, где было трамвайное кольцо, года два после войны, инвалиды, подрабатывающие на рынке, только на третий день скинулись, подобрали у забора частного домика мертвого инвалида и отвезли на кладбище… По пути, на улице Радищева купили гроб… Остальному люду было безразлично, что рядом лежит умерший победитель фашизма!

Эту историю, буквально на второй или третий день после происходящего рассказал мне брат мамы, участник войны — Анциферов Николай Алексеевич, проживавший с семьей в частном доме, недалеко от рынка. Копаюсь в памяти и припоминаю: тетя Фиса, жена дяди, в разговоре с волнением спрашивала о подобранном инвалиде, хвалила ветеранов, что отвезли на кладбище и что-то о церкви… Была верующей. Следы этого события прошлой войны можно еще отыскать…

Вернемся в сегодняшнее время; информация о намерении создания властью Вечного огня на кладбище наших воинов Широкая речка, — меня не особенно обрадовала. Но утешение моей душе принесла. Хотелось бы иного места для Памяти жертв войны, имея в виду погибших воинов, пропавших без вести на фронтах войны. Памяти жертв войны и мирного населения — женщин, стариков и детей, погибших в лагерях фашизма, под бомбами врага, умерших от голода и холода, болезней, непосильного труда…

Слов нет, кладбище на Широкой речке ждет Вечный огонь памяти все
послевоенное время. Но хотелось постоянного присутствия Вечного огня в городе, взаимности символа скорби и нынешней счастливой жизни. Мои намерения убедить власть города и области в Екатеринбурге, в нелепости и наглости, безмозглости и холуйства идеи создания на кладбище Широкая речка рельефа Победы успехом не увенчались. На могилах кресты ставят. А не пиар разыгрывают!

Все еще не можем осознать, что наше прошлое, не устойчивое, смутное настоящее, не предсказуемое будущее, выросло и продолжает расти на поле несправедливости, засеваемое властью не здоровыми, во многом и фальшивыми семенами. Призывами к светлому будущему нашего народа… С этими надеждами и верой власти, в прошлую войну, во имя спасения Родины от нашествия врага, народы шли в бой и погибали миллионами, чтобы будущие поколения людей обрели
счастливую жизнь. Родина была спасена невероятной ценой, страданиями и гибелью десятков миллионов людей. Народ далеко не знал полной правды о войне, о многих и многих миллионах не захороненных на полях сражений защитников Отечества, без вести павших воинов и, вдобавок, еще и объявленных врагами народа… Послевоенное время страна жила одной идеологией прошлой власти — только Победа! Забыли о многих, многих миллионах не захороненных, брошенных на полях сражений защитников Отечества, без вести павших воинов и вдобавок еще и объявленных врагами народа…

На слезах и горе, на крови и смерти пришла Победа народу… Советская власть преднамеренно полагала, что памяти будущего в Отечественной войне достойны лишь отдельные, победные страницы истории Отечественной войны, за которыми можно было скрывать свои ошибки и преступления перед народом, умалчивая о жертвах войны, выстлавших своими костями дорогу к Победе.

Приходит время очищения цены Победы от всей лжи и фальсификации политики в интересах власти, возвращается реальность событиям прошлой войны, правда о трудной, трагической судьбе России, в которой целую эпоху занимают четыре года Отечественной войны. Нам необходимо рассказать о каждом из дней войны, настолько подробно, насколько сумеем вырвать из забвения и лжи, пока еще живы последние свидетели. Только тогда мы увидим и поймем, какие люди, какой ценой завоевали для нас свободу и осознаем, насколько мы достойны будущего своего народа, своей Родины.

Людская память вечна, люди нуждаются в этом… Сооружение рельефа на кладбище воинов — наглая авантюра тупости и наглости чиновников от власти. Что она дает, панорама рельефа, какие духовные ценности формирует у подрастающего поколения молодежи? Что принесет в души ребят, школьников, молодежи увиденное и поймут ли они великую скорбь войны, взирая на бронзовое «Ура-Ура» и «Слава великим маршалам»? Дойдет ли до них, что победу ковали конкретные люди своей кровью, а не великий Сталин, бросавший в топку войны безжалостно, не оправданно не только нашу армию, но и гражданское население, наших предков без счету, как каких-то безымянных тараканов совковой лопатой. Знаем мы имена всех погибших? Требуем ли от власти рассказать нам их имена? Это — очередная, традиционная порция лапши из кухни власти ХХ века на уши народа. Забвение Святой заповеди своего долга: «Во имя живых помнить о погибших»!

Я не сомневаюсь, придет время и в Екатеринбурге будет Вечный огонь, в самом людном месте центра города и будет он зажжен с чистым сердцем и чистыми руками горожан. И все — таки, как бы хотелось, чтобы предназначенные властью миллионы на рельеф Победы на кладбище Широкая речка, были переданы в госпиталь ветеранов и жертв войны на Широкой речке, облегчить старикам, жертвам войны, в конце жизни свою судьбу — святое дело! Как Вы думаете, ЛЮДИ?

Виктор МАКСИМОВ,

ветеран Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.